Православный форум о жизни.

Объявление

 

 

 

 

 
Верхний, нижний большой баннер и реклама под Православным календарем к форуму отношения не имеют. Это обязательные условия для бесплатного форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Православный форум о жизни. » Православие » Старообрядчество - догматическая православная вера.


Старообрядчество - догматическая православная вера.

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Двуперстное крестное знамение
Двуперстие — истинное перстосложение, переданное Самим Господом нашим Исусом Христом Своим апостолам. Они передали его епископам и священникам, и с тех пор оно перешло нам по преемству. О древности и истинности двуперстия имеется немало свидетельств.

Двуперстным крестным знамением осеняли себя все христиане от времен Исуса Христа: в Риме (со времени принятия христианства (примерно в 350 г.) до возникновения католицизма (примерно в 1054 г.), в Греции, на Руси (до раскола 1666 г.) и в других странах. Так молились апостолы, святитель Никола Чудотворец, Василий Великий, святый Иоанн Златоуст и другие святые.

О двуперстном крестном знамении известно писание святых отец Мелетия Антиохийского, Славостинского епископа, и Феодорита (4 век). Во время спора с арианами люди просили представить доказательства истинности двуперстного сложения, что святой Мелетий и сделал. В начале он сложил три перста и не было никакого знамения. Потом он сотворил полное двуперстное крестное знамение и благословил людей, и от его крестного знамения, как молния вышел огонь. «... Два совокупив, три согнув и благослови люди, и изыде от него яко огонь молния, достохвальный убо он испусти глас... и тако посрами еретики». (Стоглав, гл. 31). Св. Мелетий был в большом почете в Константине граде и так учил священников благословлять людей, а мирян креститься. Истинность двуперстия подтвердил Стоглавый собор на Руси (1551 г.), осудивший неистинность проникшего в страну троеперстия: «Аще кто не знаменается двема персты, яко же и Христос, да будет проклят» (Стоглав, гл.31). В Успенском Соборе Московского Кремля хранится Крест. На Кресте у Спаса благословляющая рука сложена в двуперстие. В катакомбах Рима, cохранившихся до настоящего времени от первых христиан (4 век), имеются фрески с изображением святых с двуперстием на правой руке. Об истинности двуперстного перстосложения свидетельствуют также мощи святых. В Киево-Печерской Лавре до сего времени находятся нетленные мощи Илии Муромца, персты правой руки которой сложены в двуперстие. Преп. Максим Грек, известный своими многочисленными богословскими трудами, в своей книге также пишет о двуперстии. Согласно учению святых отец, нужно сложить вместе три перста правой руки: большой, безымянный и мизинец в знак того, что мы веруем во Святую Троицу (Отца и Сына и Святаго Духа). Два других перста (средний и указательный) складываем вместе, при этом средний перст немного преклоняем, а указательный перст сильно протягиваем (держим прямо). Эти два перста изображают два естества в Богочеловеке Исусе Христе: Божеское и человеческое. Любое изменение искажает смысл крестного знамения и оно теряет свою силу.

В многие христиане осеняют себя крестным знамением слишком быстро, настолько быстро, что не успевают доносить двуперстия до положенного места на правое и левое плечо, и на живот. От этого крестное знамение утрачивает четкое изображение креста, становится похожим на простое махание. Молящийся не успевает проговорить молитву, договаривается она уже после совершения поклона. «Мнозии неразумнии человецы, махающе рукою по лицу своему творят крестящися, всуе труждающеся (напрасно трудятся), тому бо маханию бесы радуются». (Стоглав, г. С. Петербург, 1997, гл. 32)

При крестном знамении надо нажимать пальцами на тело. «Помни себе и не забывай о кресте, чтобы не платие на себе крестите, но тело свое. Сего ради Крестом осеняешися, прилагай внятно руку свою, чтобы сие на теле внятно было (ощущаемо)» (Журнал «Старообрядец», М. 1907 г.)

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+++
Перстосложение при изображении крестного знамения в православной традиции, в частности, указано, что троеперстие имеет значением лишь Троицу, не более, и было таковым изначально, а двуперстие несёт полный смысл Троичности Бога и двух природ во Христе. Крестясь двуперстным знамением, человек словно повторяет на себе распятие Христово, поскольку крестится Христом; старообрядцы неприемлют троеперстие в том числе и потому, что им, как полагают староверы, никонияне распинают всю Троицу.

0

2

Что такое единоверие

В том, что принято называть сегодняшней русской катастрофой, одни винят 1991 год, другие — 1917-й. В какой-то степени правы и те, и другие, но именно только в какой-то степени. Русский народ (сердцем которого была и остается только Церковь) был разделен именно в этом сердце надвое в середине XVII столетия. Всё последующее уже не имело существенного значения. Отбрасывая политические стороны вопроса, остановимся лишь на чисто церковной его стороне.

Суть раскола заключается в том, что господствующая православная (как ее называли в ХIX в., греко-российская) Церковь полностью сохранила апостольское преемство и канонически законную иерархию, а старообрядцы это преемство и иерархию утратили, но зато в неизменности сохранили полноту православного богослужения не только русской, но и вселенской Церкви — в том виде, в каком оно существовало до Флорентийской унии 1439 г. и последовавшего за нею падения Византийской империи, богослужения, содержащего всё богатство и глубину святоотеческого Предания.
Вместе с полнотой богослужения старообрядцы сохранили древнее трехпогружательное крещение, каноническое пение и иконопись, особенности православного воцерковленного быта. Однако клятвы, наложенные так называемым Великим московским собором 1666—1667 гг. на приверженцев старых обрядов, сделали надежды на преодоление раскола неосуществимыми. Собор этот был, кстати, неканоническим, так как трое присутствовавших на нем восточных патриархов числились безместными, то есть по разным причинам отстраненными от управления поместными Церквами.
В ответ на клятвы и прещения старообрядцы столь же неправомерно стали обвинять пошедших — часто вынужденно — за «новинами» в ереси. К тому же с утратой иерархии само старообрядчество раскололось на множество толков и согласий, среди которых можно выделить два основных направления — поповское, то есть приемлющее священство, иногда, впрочем, сомнительного поставления, и беспоповское, отрицающее саму возможность священства и таинств (кроме крещения и покаяния) после событий XVII столетия.
Но дело в том, что Россия огромна, и, как бы кто этого ни хотел, ее никогда (просто физически) было невозможно сравнять одним катком.
В воспоминаниях Льва Тихомирова есть замечательное место. Будущий идеолог самодержавия (еще в бытность свою народовольцем) ехал в одном купе с неким австрийским подданным. Спор, как всегда, зашел о свободе. «Все-таки нашу свободу с вашей не сравнить, — резюмировал Лев Александрович, — у вас можно всё говорить, но нельзя ничего делать, а у нас строго наоборот — говорить нельзя, но делать-то зато можно абсолютно всё».
Сегодня впервые за много столетий это стало не так — «вписываемся в Европу», но речь здесь не об этом, а о церковных Никоновых реформах. Всегда были православные люди, которые не хотели поступиться ни единством Церкви, ни древним благочестием, храня верность и тому, и другому. Их и называют единоверцами.

По определению Собора 1917—1918 гг. единоверцы суть чада Русской Православной Церкви, хранящие старые обряды и подчиняющиеся церковному священноначалию. Иные названия — православные старообрядцы, церковные старообрядцы, древлеправославные патриаршей Церкви. Сейчас вместо определения единоверческие приходы часто употребляется (в том числе в официальном обиходе) словосочетание старообрядные приходы Русской Православной Церкви.
По ныне действующему церковному уставу для введения в употребление старого русского обряда (вместо широко принятого грекозападнорусского, так называемого нового) необходимо утверждение приходским собранием решения большинства голосов церковной общины в четыре пятых ее членов. Рукоположение единоверческого духовенства осуществляется архиереями Русской Православной Церкви по древнему, дораскольному чину, по старым книгам.
Единоверие ни в коем случае не есть отдельная Церковь или согласие — оно пребывает в лоне Русской Православной Церкви, в полном единстве со всем вселенским православием. В отношении вероучения, догматики, таинств, а также основ социального поведения никакой разницы между единоверцами и остальными православными христианами нет.

В течение всей послераскольной истории в русском старообрядчестве жила надежда на восстановление церковного единства. С нею и связано было учреждение в 1800 г. единоверия как особого (на первых порах) церковного учреждения. Единоверие, впрочем, существовало и раньше, в скрытом виде.
При всех гонениях на старообрядцев в отдаленных «никонианских» монастырях, таких, как Анзерский Елеазаров на Белом море, удалось, подчинившись Синоду, сохранить древлеправославную традицию, по крайней мере в основных ее чертах.
Позже Н.Клюев писал:

Вот отчего старообрядцы
Елеазаровские святцы
Не отличают от старин.

Примерно то же самое происходило и в XVIII в. в Сарове, о чем явно свидетельствует переизданная недавно репринтным способом книга «Саровские старцы» (М.: Сретенский монастырь, 1996).
Особо следует назвать Корсунский мужской монастырь, основанный князем Потемкиным в 1779 г. при селе Большая Знаменка Таврической губернии Мелитопольского уезда (там было разрешено добровольное поселение старообрядцев). Монастырь был чисто старообрядческим, а затем стал единоверческим. В ХIX в. он пришел в запустение, однако в 1910-е гг. единоверческая церковь Знамения насчитывала уже около 20 тысяч прихожан.
В отдаленных приходах «стихийное старообрядчество», а на самом деле единоверие, было явлением если не повсеместным, то очень распространенным. Такие приходы, как писал еще в 1912 г. в книге «Философия истории старообрядчества» В.Г.Сенатов, просуществовали вплоть до 1860-х гг., до Великих реформ.

«Золотая осень крепостного права» как раз и была временем, когда «каков был поп, таков и приход», — и наоборот. На такой почве и возникло стремление к институционализации единоверия как способа преодоления раскола. Для старообрядцев речь шла здесь прежде всего об обретении законной иерархии.
В 1770—1780-х гг. проживавший в Стародубских слободах инок Никодим составил так называемые статьи, которые он представил через князя Потемкина императрице Екатерине II. Основное содержание их состояло в прошении о том, чтобы все клятвы и проклятия на древнее чиносодержание, и прежде всего на двуперстие, были уничтожены, чтобы никакого особого чиноприема для старообрядцев в господствующую Церковь не было, чтобы действовавшее старообрядческое священство оставалось в законной силе, а самое главное — чтобы в Стародубье был прислан епископ, который состоял бы «при старообрядчестве», совершал бы богослужения по старым книгам и рукополагал новое священство.
Вопросы о снятии клятв и епископе были оставлены без ответа, однако 11 марта 1784 г. последовал рескрипт императрицы «О даровании старообрядцам по их просьбам священников и о дозволении им отправлять для них службу Божию по их старым обрядам». Однако сама Екатерина, чья терпимость была вызвана, скорее всего, равнодушием и чисто прагматическими соображениями, не проявила дальнейшего интереса к этому делу, и оно заглохло.
Император же Павел, сам приверженный древнему чину православного богослужения (в его домовой церкви в Михайловском замке служили по-старому), полагал дело восстановления полноты русской Церкви одной из главных задач своего правления.
В 1796 г. законное священство было даровано старообрядцам Казани, в 1797 г. — Нижнего Новгорода, а 12 марта 1798 г. был издан именной указ императора, в котором всем епархиальным архиереям предписывалось рукополагать священников для старообрядцев, причем в обязательном порядке по древнему чину. По этому же указу было разрешено повсеместное строительство старообрядческих храмов.
Сразу же после издания указа на высочайшее имя было подано прошение московских старообрядцев, почти во всем (кроме упоминания о епископе) сходное со статьями инока Никодима. В прошении, однако, содержался новый, очень важный пункт — о том, чтобы старообрядцам по их личному желанию было разрешено приобщаться Святых Христовых Тайн в Греко-Российской Церкви, а сынам этой Церкви «приобщаться Святых Тайн от старообрядческих священников».
Из отмены клятв естественно вытекало требование о том, что «распри, раздоры и хулы ни с единыя стороны да не слышатся за содержание разных обрядов и разных книг, употребляемых для богослужения».
На поданном ему прошении император начертал: «Быть по сему». На доработку документ направили московскому митрополиту Платону1. Тот составил «11 пунктов единоверия», утвержденные Синодом. В большинстве своем они удовлетворяли стремления просителей, однако некоторые детали были прописаны так, что существенно сужали возможности изживания церковного раскола.
Так, пункт 1 разрешает (отменяет) клятвы, наложенные на приверженцев старого обряда только в случае их перехода в единоверие. Присоединение к единоверию было возможно только для «не менее пяти лет уклонявшихся от Церкви» (пункт 5), а принятие Святых Тайн членом Греко-Российской Церкви от единоверческого священника допускалось только «в крайней нужде, в смертном случае» (пункт 11). Последний пункт очевидно противоречил предшествовавшему ему пункту 10, подтверждавшему «оставление священнодействий, совершенных старообрядческими священниками в законной силе (при этом таинства, совершаемые в Греко-Российской Церкви, также должны приниматься единоверцами без исправления)».
Все эти оговорки лишали стремления как императора Павла, так и старообрядцев (начиная с инока Никодима) силы и ясности, придавали тогдашнему единоверию двойственный характер и были одной из причин того, что в большинстве своем старообрядцы «11 пунктов» не приняли и продолжали поиск церковной иерархии «на стране далече».
И всё же это был шаг в правильном направлении. Нет сомнения в том, что, останься Император Павел в живых еще на некоторое время, дело воссоединения православной Церкви было бы продолжено.
Однако всё пошло несколько иначе. Из-за двойственности «Пунктов» единоверие приобретало и двойственный статус: «общеправославные» (выражение единоверческого священномученика Симона) смотрят на него как на «полураскол», а старообрядцы — как на «полуниконианство», сравнивают с католической унией в западных областях России. К тому же, несмотря на то, что в «Пунктах» оговаривается основанная на Кормчей практика избрания священника членами общины, на единоверческие приходы начали, по привычной синодально-консисторской практике, присылать выпускников семинарий и академий с «протестантской закваской», не знавших ни старого обряда, ни крюкового пения, далеких от идеалов и интересов старообрядцев.

При Николае I правительство принимает курс на искоренение старообрядчества, и в единоверие начинают загонять насильно2.
Надо сказать, что к этому времени и в старообрядческой среде усиливается непримиримое отношение к господствующей Церкви, нашедшее выражение в утверждении в 1846 г. Белокриницкой иерархии.
Обострение отношений привело к тому, что началась массовая насильственная передача старообрядческих храмов единоверцам, а с 1855 г. старообрядцы, не «переписавшиеся» в единоверие, лишались права вступать в купеческое сословие.
Особенно болезненно православное сознание воспринимает изъятие из храмов икон (в том числе чудотворных), крестов, колоколов, панагий... Всё это действительно изымалось из старообрядческих храмов и передавалось в единоверческие. Печальная эта страница в истории единоверия до сих пор тяготеет над ним.
Так или иначе, число «записных» единоверцев к середине XIX в. увеличилось в несколько раз и составляло едва ли не четверть населения Российской империи. При всех отрицательных сторонах происходивших событий явление это имело одну важнейшую положительную — это было свойственно русской жизни всегда, вплоть до последнего времени, — она умудрялась «обкатывать» и, не отвергая, переделывать на свой лад любые выдумки и новины.
Старый русский обряд оказывается в определенной степени «легализован» и перестает в сознании церковного народа и, что особенно важно в России, огромной армии чиновников, быть непременным атрибутом раскола. Тем более, что митрополит Московский Филарет занимает в 1840—1860-е гг. совершенно иную позицию, чем митрополит Платон.
Святитель фактически указывает на равночестность нового и старого обрядов и в проповеди на освящение Никольского единоверческого храма на Рогожском кладбище в 1854 г. произносит ставшие знаменитыми слова: «Вы единоверцы нам, а мы единоверцы вам».
Филарет был сторонником создания единоверческой иерархии и предложил Синоду дать единоверцам викарного епископа Богородского (ныне город Ногинск Московской области). Однако из 22 членов Синода за предложение святителя высказались только 10. Поэтому решение принято не было, хотя среди его сторонников были преосвященный Макарий (знаменитый историк русской Церкви), митрополит Филарет Черниговский, будущий митрополит Московский Иннокентий (причисленный, как и митрополит Филарет, к лику святых).
Филарет считал, что в единоверческих храмах должен в полном объеме соблюдаться только старый богослужебный чин, пение — исключительно знаменное, крюковое, а детям членов единоверческих общин следует обучаться в отдельных церковно-приходских школах — с особым преподаванием всего, что связано со старым обрядом.
По распоряжению митрополита и при его участии были основаны Никольский единоверческий мужской3 и Всехсвятский единоверческий девичий монастыри в Москве.
Первым настоятелем Никольского монастыря был архимандрит Павел Прусский (1821—1895), один из необоснованно забытых подвижников и праведников XIX столетия, ученейший муж, миссионер и едва ли не лучший знаток истории и быта различных толков и согласий (сам он происходил из семьи федосеевцев). Архимандрит Павел оставил после себя четыре тома сочинений по вопросам богословия, апологетики и церковной истории.
Никольский монастырь, славившийся своим образцовым богослужением (митрополит Филарет называл его лучшим по богослужению монастырем Москвы), одновременно вел огромную миссионерскую работу, которую в старообрядческой печати часто представляют как односторонне «никонианскую». Это не так.
Опровергает такие утверждения хотя бы то, что один из наиболее известных обличителей старообрядчества профессор Н.И.Субботин (1827—1905), сдружившийся с архимандритом Павлом, обратился к единоверию и был погребен в Никольском монастыре. Отпевание профессора совершал митрополит Московский Владимир по полному древнему (единоверческому) чину.

Вообще, во многом именно под нешумным, но непрестанным влиянием единоверия в широком общественном и научном сознании второй половины XIX столетия меняется отношение к старому обряду, старообрядцам и церковным реформам XVII в., а следовательно, и ко всему тогдашнему состоянию русской церковной жизни.
В 1884 г. выходит книга профессора Московской духовной академии Н.Ф.Каптерева «Патриарх Никон и его противники в деле исправления церковных обрядов. Время патриаршества Иосифа». Затем появляются новые труды того же автора, в которых он убедительно доказывает, что старый русский богослужебный чин всеобдержно употреблялся во вселенской Церкви до XV в., а новогреческий — результат преимущественно католических заимствований после Флорентийского собора.
Несмотря на возникшие у автора личные трудности, семена, посеянные его (и многих других историков) трудами, начинали прорастать.
На правительственном уровне для утверждения единоверия очень много сделал Тертий Иванович Филиппов (1825—1899), ближайший сотрудник К.П.Победоносцева, автор книги «Современные церковные вопросы» (мало известен его вклад в развитие русского искусства: под его влиянием и при его непосредственном участии написана «Хованщина» М.П.Мусоргского; Филиппов был ближайшим собеседником — и даже в каком-то смысле соавтором — К.Н.Леонтьева и Л.А.Тихомирова).
В 1886 г. Синод издал «Изъяснения о содержащихся в полемических против раскола сочинениях прежнего времени порицаниях на именуемые старые обряды». «Изъяснения» эти, хотя и не отменяли клятв 1666—1667 гг., указывали (пусть и неосновательно) на то, что клятвы были якобы наложены не на сами старые обряды, а только на конкретных людей за их отделение от Церкви. Тем самым, пусть и с оговорками, но фактически было сказано, что в старом обряде нет ничего не только еретического, но и просто зазорного.
А то, что император Александр III первым из русских царей послепетровского времени отпустил бороду, было молчаливым, но всё же указанием на то же самое.
С этого времени именно единоверцы (а не старообрядцы) были главной движущей силой борьбы за отмену клятв собора 1666—1667 гг., на что указывается и в современной старообрядческой литературе (см., например: Вургафт С.Г., Ушаков И.А. Старообрядчество. Лица, события, предметы и символы. М.: Церковь, 1996. С. 145).
То, что на уровне правительства и Синода проявлялось достаточно непоследовательно (так, по синодальному благословению продолжались печататься книги вроде «Пращицы» или «Розыска о раскольничьей брынской вере»), становилось господствующим в общественном сознании.
«Для пользы и чести нашей Церкви желательно, чтобы принцип единоверия был проведен с полною последовательностью», — писал, в частности, Владимир Соловьев.
Осуществление этих чаяний началось только после высочайшего указа «Об укреплении начал веротерпимости» (17 апреля 1905 г.).
Этот указ, как и всё законодательство того времени, был крайне двойственным. Негативную его сторону формировали либеральные мотивы, основанные на доктрине прав человека и гражданина, дававшие свободу всем конфессиям и сектам и подрывавшие православный характер Русского государства. Вместе с тем объективно указ как бы восстанавливал в правах не только современное старообрядчество, но и всю молившуюся двуперстно Древнюю Русь.
Последовавшие за указом распечатывание алтарей на Рогожском кладбище и почти мгновенный расцвет старообрядчества вообще сделали вопрос о воссоединении Церкви не просто насущным, но первоочередным. Именно теперь единоверие приобретало то исконное значение, которое придавали ему его создатели — император Павел и инок Никодим.
Необходимость решения вопросов о снятии клятв и о единоверческих епископах стала очевидной. Тем более что впервые за два с половиной века началась подготовка к поместному собору Русской Православной Церкви (согласно Кормчей, такие соборы должны проводиться каждые два года).
В 1906—1907 гг. Четвертый всероссийский миссионерский съезд в Киеве и Шестой отдел Предсоборного присутствия заявили о равночестности древнего и нового обрядов.
Центром единоверческого движения в широком смысле слова стала единоверческая община Санкт-Петербурга, которую возглавлял настоятель Никольского храма священник Симеон Иванович Шлеев (будущий священномученик Симон, канонизированный Архиерейским собором Русской Православной Церкви в 2000 г.). Община издавала еженедельный журнал «Правда православия», на страницах которого открыто обсуждались вопросы будущего устройства единоверия, его взаимодействия со старообрядческими согласиями, поповскими и беспоповскими, перспективы будущего объединения всех в лоне Церкви. При этом мнения, высказываемые на страницах журнала, очень часто совершенно не совпадали с официальной позицией Синода.

Всё это подготовило широкое обсуждение проблем единоверия — и, шире, судеб русского православия в целом — на Московском единоверческом съезде 1910 г. и Всероссийском съезде православных старообрядцев (единоверцев) в Санкт-Петербурге в январе 1912 г. Съезд этот собрал 250 депутатов от клириков и мирян и стал воистину первым за два с половиной века соборным обсуждением церковных проблем — его даже называли «собором до собора». Интересно, что от имени Синода председательствовали на нем два человека — митрополит Сергий Финляндский (Страгородский) и митрополит Антоний Волынский (Храповицкий), будущий Патриарх Московский и всея Руси и будущий глава Русской Православной Церкви за рубежом.
Формально на повестке дня съезда стояли два вопроса — о единоверческом епископе и о клятвах соборов 1656, 1666 и 1667 гг., — но обсуждалось гораздо большее.
С основным докладом выступил священник Симеон Шлеев. «Прежде всего, — указал он, — следует пересмотреть те “Пункты” митрополита Платона, которые отделяют “единоверие” от “православия”, затрудняя “записным православным” иметь полное каноническое и евхаристическое окормление в единоверческих храмах. Необходимо также полностью отказаться от “дополнительных мнений”, приписанных митрополитом Платоном к “правилам единоверия”, устанавливающих взгляд на него, как на “переходное состояние” из раскола в Церковь (с обязательным “новым” обрядом). Для этого крайне желательно вообще отказаться от слова единоверие».
Священник Симеон (будущий владыка Симон) предложил употреблять в официальном обиходе определение православные старообрядцы (что, на наш взгляд, не совсем точно — всё старообрядчество догматически абсолютно православно). Вопросы о снятии клятв и о епископе, как считал докладчик, это, по сути, один вопрос, особенно при наличии царской власти, которая заключается, помимо прочего, в обладании правообязанностью созывать церковные соборы и председательствовать на них: «Святители наши и Святейший синод имеют возможность, без авторитетов и голоса восточной Церкви, снять клятвы и дать единоверцам епископа, за подтверждением же сего следовало бы обратиться к высочайшей воле» (см.: Первый всероссийский съезд православных старообрядцев /единоверцев/. СПб., 1912. С. 251).
Еще одна важнейшая задача, согласно докладу, — полное уничтожение церковно-правовых граней между единоверием и остальной Церковью. В условиях, когда Синод и духовные консистории вели всё церковное делопроизводство, включая метрики рождений, крещений, браков и смертей, предлагалось заменить именование юридического факта «перехода в единоверие» «перечислением в единоверие» с отменой пресловутого «пятилетнего срока» митрополита Платона (получается абсурд: чтобы перейти из одного церковного прихода или общины в другую требовалось пять лет формально числиться в «расколе»!). Тем более это касается беспрепятственной возможности исповедоваться и причащаться, где и у кого угодно.
С интереснейшими замечаниями выступил на съезде князь А.А.Ухтомский (потомок Рюрика, брат святителя Андрея, будущий действительный член Академии наук СССР). Он указал, что в последнее время происходит сближение между старообрядчеством и «общеправославием». По уставу и пению очень близки к старообрядчеству Валаамский монастырь, Оптина и Зосимова (Владимирской губернии) пустыни, а иноки этих обителей, приезжая в Москву и Санкт-Петербург, ходят молиться именно в единоверческие храмы. В этом случае всё, как сказал князь, «утончается и утончается»; исчезает и различие между старым и новым обрядом, и разделение 1666—1667 гг.
В связи со всем этим многие выступавшие на съезде указывали на необходимость не допускать никаких отступлений от старого обряда в единоверческих храмах, вводить обучение уставу и крюковому пению, воспитывать детей единоверцев по-старообрядчески, для чего необходима сеть единоверческих церковно-приходских школ, на чем настаивал и святитель Филарет.
Священник Симеон добавлял: «Единоверческие приходы отличаются ... монастырским укладом церковной жизни. В них, например, очень живо чувствуется иноческое отношение настоятеля, братии. Прихожане, как и братия обители, избирают себе настоятеля и вместе с ним управляют своей приходской общиной» (там же, с. 166).
Много внимания уделил съезд отношениям со старообрядчеством, особенно с беглопоповцами и беспоповцами. Было констатировано, что основные причины отказа присоединиться к православной Церкви у беглопоповцев и беспоповцев следующие:
в единоверии отсутствуют епископы;
единоверие подчиняется неканоническому Синоду;
соединяясь с синодальной Церковью, старообрядец не избавляется от клятв (которые до этого не имеют к нему отношения), но подпадает под них;
перенять епископа от синодальной Церкви, по их мнению, можно, только исправив его вторым чином, через миропомазание;
старый обряд в большинстве единоверческих храмов урезан.
Белокриницкое согласие добавляет к этим требованиям еще немедленный полный переход всей православной Церкви на старый обряд (что просто практически очень трудно осуществить) и соборное публичное покаяние (это последнее требование вызвало на съезде скорее негативное отношение — большинство депутатов отказалось «каяться перед расколом»).
Съезд указал на то, что вся Церковь готовится к восстановлению патриаршества, а клятвы будут сняты — следовательно, серьезным каноническим препятствием остается только вопрос о втором чине.
Весьма показательной в этом смысле оказалась реплика владыки Антония о том, что всё старообрядческое священство, в том числе белокриницкое, следует принимать в синодальную (будущую патриаршую) Церковь в сущем сане.

В результате обсуждения съезд предложил (помимо снятия клятв) следующее:
1) церковная власть учреждает несколько единоверческих кафедр;
2) единоверческие епископы объединяют вокруг себя старообрядцев разных согласий и поддерживают в народе мысль о дониконовом единстве;
3) православная Церковь прекращает полемику по вопросам обряда и богослужения;
4) объединенное единоверие через епископов, съезды, советы вступает в сношения со старообрядческими согласиями;
5) восстанавливается патриаршество и созывается собор с участием вселенских патриархов для восстановления церковного единства.
Это был весьма четкий план, конкретный и в то время совершенно осуществимый, причем вполне поддержанный руководством Синода и императором Николаем II, который принял участников съезда вместе с наследником-цесаревичем.
В последний день работы съезда на выкрик с места: «Надо сделать всё, как было до Никона!» — владыка Антоний сказал: «Нет, не так, надо сделать лучше, чем было до Никона».

Собор 1917—1918 гг. принял очень важные решения. Прежде всего, он окончательно констатировал, что пребывание в единоверии равно пребыванию в Русской Православной Церкви. Был разрешен не только свободный переход из единоверия в православие, но и из православия в единоверие. Сохранилась лишь терминологическая несуразица: как будто единоверие не есть православие! Несуразица эта усиливалась на фоне определения того, что единоверцы суть чада Русской Православной Церкви.
Особо важным было то, что любой «общеправославный» приход мог по воле своей общины становиться единоверческим — для этого было достаточно четырех пятых голосов приходской общины. Необязательным стало и полное принятие единоверия — на усмотрение самого прихода оставался вопрос о частичном использовании древних чинов и последований, а вопрос о двоеперстии вообще становился сугубо личным делом.
Но самое главное — были введены должности викарных единоверческих епископов в тридцати епархиях.
Первым занял свою кафедру епископ Симон (в миру Симеон Иванович Шлеев). Владыка Симон стал в 1919 г. епископом Уфимским (кафедру эту ранее занимал упомянутый выше священномученик Андрей), а в 1921 г. принял мученический венец. Сейчас в большинстве единоверческих приходов существует особое почитание причисленного в 2000 г. к лику святых священномученика Симона, а в Свято-Тихоновском православном богословском институте в Москве готовится большое о нем исследование.
Снять клятвы Собор не успел из-за ухудшившейся внешней ситуации, а вскоре общая смута настигла и Церковь.
Впрочем, в 1919 г. епископ Андрей (князь Ухтомский) с единомышленными ему епископами сам объявил о снятии клятв. Однако соборно подтвердить это решение было уже просто невозможно.

От «перестройки» 1920-х гг., как и от хрущевских гонений, единоверческие приходы пострадали едва ли не в наибольшей степени. Учрежденные кафедры остались пусты, большинство единоверческого священства было уничтожено или подверглось гонениям, часть его оказалась в катакомбной Церкви.
Однако 10 (23) апреля 1929 г. Московская патриархия, управлявшаяся тогда Местоблюстителем патриаршего престола митрополитом Сергием (Страгородским), будущим Патриархом Московским и всея Руси, выпустила «Деяние», в котором сказано:

1.Признаем

а) богослужебные книги, напечатанные при первых пяти российских патриархах, православными;
б) свято хранимые многими православными, единоверцами и старообрядцами церковные обряды по их внутреннему знаменованию — спасительными;
в) двоеперстие, слагаемое в образ Святой Троицы и двух естеств в Господе нашем Иисусе Христе, — обрядом, в Церкви прежнего времени несомненно употреблявшимся и в союзе со святой Церковью благодатным и спасительным.
2. Порицательные выражения, так или иначе относящиеся до старых обрядов, в особенности до двоеперстия, где бы оныя ни встречались и кем бы ни изрекались, отвергаем и яко небывшия вменяем.
3. Клятвенные запреты, изреченные антиохийским патриархом Макарием и другими архиереями в феврале 1656 г. и собором 23 апреля 1656 г., а равно и клятвенные определения собора 1666—1667 гг. как послужившие камнем преткновения для многих ревнителей благочестия и поведшие к расколу святой Церкви, разрушаем и уничтожаем и яко небывшия вменяем

(Церковный вестник
Западноевропейской епархии.
1929. Июнь)1

Деяние это4 было подтверждено Поместным собором Русской Православной Церкви 1971 г., который указал также на ненужность и насильственный характер церковной реформы XVII в.
Окончательно утверждается тождественность не только единоверия, но и старообрядчества православию: «Освященный Поместный собор любовно объемлет всех свято хранящих древние русские обряды, как членов нашей Святой Церкви, так и именующих себя старообрядцами, но свято исповедующих спасительную православную веру».
Более того, Собор дозволил преподавать Святые Тайны не только единоверцам, но и старообрядцам, «как имеющим с нами единство в таинствах».

В связи с празднованием тысячелетия Крещения Руси на Соборе 1988 г. определения Собора 1971 г. были повторены. Собор подтвердил равночестность старых и новых обрядов и «с глубокой скорбью вспомнил возникшее в XVII в. разделение чад церковных — тех, кто проявил непоколебимую твердость в сохранении старых русских обычаев, с теми, кто ввел в богослужебное употребление традиции, распространяемые в поместных Церквах на Православном Востоке».
Конечно, по мнению старообрядцев, прежде всего Белокриницкого согласия (мнение их осталось неизменным), этого недостаточно — необходимо, по их мнению, покаяние Русской Православной Церкви перед старообрядческим миром с последующим «присоединением» РПЦ к их согласию.
Это требование, на наш взгляд, и неканонично, и просто утопично.
Напомним о другой попытке примирения: в 1917 г. епископ Уфимский Андрей (князь Ухтомский) предложил свой «план» общего крестного хода навстречу друг другу с последующим богослужением в Кремле по древнему чину.
О том же самом, но несколько иными словами говорит и нынешнее священноначалие Русской Православной Церкви.
В октябре 2000 г. в связи с 200-летием введения единоверия Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II указал на то, что древние русские чины и обряды составляют «общее сокровище» всей Церкви.
Тогда же, в 2000 г., в Успенском соборе впервые за три с половиной столетия был отслужен благодарственный молебен по старому обряду с участием иерархов РПЦ — правда, собралось там «малое стадо» единоверцев. Но ведь Господь силен, если Ему это угодно, стократ умножить и хлебы, и рыбы!
Решения Поместного собора 1917—1918 гг., Деяние Московской Патриархии 1929 г., материалы Поместных соборов 1971 и 1988 гг. создают твердую церковно-правовую базу для существования как единоверия, так и вообще старого обряда в лоне Русской Православной Церкви.
К сожалению, нельзя сказать, что эти нормативно-правовые материалы РПЦ реализуются в полном объеме. В частности, в создаваемых Московской Патриархией катехизисах и учебных материалах по Закону Божию, в учебных пособиях для духовных академий и семинарий, для православных вузов указывается только один (троеперстный) образ крестного знамения, не излагаются основы древних чинопоследований наряду с новыми. Некоторые благочинные препятствуют практической деятельности по открытию единоверческих приходов.
Среди прихожан общеправославных храмов «шепотком», без ссылок на какие-либо авторитеты распространяются слухи о единоверцах как о каких-то маргиналах и чуть ли не «сектантах». Замалчиваются факты принадлежности к единоверию крупных ученых, деятелей искусства, военачальников (хотя бы, например, Дениса Давыдова).
Кроме того, внутри самого единоверия существуют некоторые не разрешенные до сих пор вопросы — о епископах (чему вообще нет юридических препятствий), о почитании послераскольных новообрядческих святых и службах этим святым, о целесообразности (или, напротив, отсутствии таковой) восполнения обливательного крещения погружением с учетом того, что в годы атеистического давления большинство членов РПЦ было крещено обливательно, и некоторые другие, менее важные.

Все они могут и должны быть обсуждены и решены соборно, причем не только единоверцами, но Церковью в целом. Помимо собственно старообрядных (единоверческих) приходов существуют храмы, настоятели которых по согласованию с общиной вводят в обиход старый обряд частично (в некоторые дни седмицы, по некоторым праздникам, в отдельных элементах богослужения и т.д.); в них же, да и в некоторых других, весь богослужебный круг совершается знаменным распевом. В еще большем числе приходов постепенно восстанавливается практика погружательного крещения; новые иконостасы расписываются по древним канонам и т.д.
Всё это, конечно, ни в коем случае не есть поворот всей русской Церкви к ее истокам, но это некая основа, складывание которой, если не мешать, может привести и к качественными сдвигам — тем более, что здесь не требуется никакой ломки, никаких переворотов.
Путь этот очень хорошо обрисован в процитированных выше словах князя А.А.Ухтомского. Если вдуматься в них, они очень верны: ведь церковная жизнь наша (при всем том, что в ней безусловно и полностью сохранены все таинства) часто напоминает «целлулоидную фильму» с морализаторским закадровым текстом, в то время как необходимо не предлагаемое новообновленцами ее еще большее упрощение, примитивизация (новорусский язык, протестантский тип проповеди и т.п.), но, напротив, усложнение и «утончение».
Так и только так, а не ханжескими призывами на уровне классных дам, можно преодолеть весь уклад и стиль, а точнее, безукладность и бесстилье современной жизни.
В свое время Константин Леонтьев совершенно справедливо писал, что только «поэзия религии» может одолеть «поэзии изящной безнравственности».
Могут сказать: «Но ведь это возможно и при новом обряде». Да, возможно. Но при этом в богослужении следует хотя бы восстановить всё то, что утрачено в нем за годы отказа от обряда старого. А тут-то и возникает вопрос: а от чего, собственно, мы отказались в XVII в. и чем заменили?
Вот хотя бы такой пример. Прикладываться к Евангелию после его прочтения единоверцы подходят парами и, совершая друг другу и народу земные поклоны, произносят: «Христос посреде нас!» — на что следует ответ: «Есть и будет».
Или, если человек приходит на трапезу, а там уже едят, он говорит: «Ангел за трапезой», на что ему отвечают: «Невидимо предстоит».
А ведь каждый христианин знает, что всё это так и есть, но мы этого просто не видим или не хотим видеть.
Это детали, но таких деталей несметное множество. Если кто-то мало знакомый с единоверческим уставом зайдет на службу в какой-либо из единоверческих храмов, он увидит необычную для себя картину: мужчины на крылосах в кафтанах, женщины в сарафанах или длинных платьях, платки по-старинному заколоты на булавки, не образуя характерной «удавки». В руках лестовки, земные поклоны прихожане кладут истово, пользуясь подручниками — специально сшитыми для этого маленькими ковриками, — крестятся и поклоны кладут одновременно в определенные моменты службы.
Иконы в храме строго канонического письма, без «живописи», светотеней и прямой перспективы. Пение унисонное, знаменное, только по крюкам. И в этом смысле именно единоверие как «блюститель старорусской церковной жизни» (слова священномученика Симона) и является своего рода светильником для всей Церкви, для всех православных людей — вне зависимости от того, какого обряда, старого или нового, они придерживаются на сегодняшний день: «И глаголаша им: еда светильникъ приходит да под спудом положат его или под одром; не да ли на свещнице положен будет» (Мр., 4, 21).
_______________________
1 Подавляющее большинство советских авторов по причинам понятным (еще бы, Павел был самодержец и мракобес, а митрополит называл безупречным христианином самого Новикова) в качестве адресата послания и создателя единоверия упоминают только митрополита Платона. Однако советский историк А.Шамаро, атеист, а следовательно, не сочувствующий в данном вопросе никому, в статье, опубликованной в 1996 г. в журнале «Наука и религия», основываясь на документах, показывает, что первым адресатом прошения был именно император Павел.
2 Саму по себе обязанность православной монархии ограждать Церковь от ересей и расколов невозможно поставить под сомнение. Однако каноническо-правовые основы монархии в России были подорваны собором 1666—1667 гг., и борьба государства с собственными православными подданными имела основания более чем спорные.
3 Монастырь был закрыт в начале 1920-х гг. Могила архимандрита Павла срыта; сейчас на приблизительно определенном ее месте находятся скамейки для гуляющих.
4 Отметим, что это и следующие за ним Деяния соделывают яко небывшими и распространяющиеся рядом околоцерковных изданий «порицательные выражения», а часто и прямую хулу на древлее благочестие и его последователей.

http://his.1september.ru/2003/28/18.htm

+++

До 1666 года в в Русской Православной Церкви была гармония до реформы Никона, после него уже начался раскол и внедрение католических и протестанстких учений в духовные семинарии, и появление богословов. Именно после этой реформы Церковь начала идти в сторону западных течений, отступлению от догматов и  будущему убиению помазанника Божиего царя Николая II.

0

3

Вобщем-то, богословие не такой уж отрицательный предмет, но когда он попадает в руки человека лишенного логики, появляются выссказывания, которые отпетым богохульникам и не снились. В столь динамичном историческом экскурсе, в глааза бросаются слова Алексия II. Кто о чем, как говорится, этот, все одно про "сокровища". И все ж, обожают попы когда им ручки лобызают. Нет, чтоб, как раненьше, троекратно в уста. Это я про митрополита Платона. Прими он староверов как братьев, такой волокиты не последовало. Да и нынешние экуменисты не брезрают раввинов к ручке подпускать. Хорошая статья. Спаси Господи!

0

4

Я постоянно задумываюсь как очистит будущий Царь нашу Церковь и веру православную, и думаю, что будет восстановлено православие до Никоновской реформы, и восстановят православные правила - Синтагмы. Да и реформаторами то всегда был сатана вместе с жидо-масонами, а вера должна быть неизменна. Я кстати крестное знамение совершаю двуперстно.

0

5

В последний день работы съезда на выкрик с места: «Надо сделать всё, как было до Никона!» — владыка Антоний сказал: «Нет, не так, надо сделать лучше, чем было до Никона».

На мой взгляд, это те самые, верные слова владыки Антония. Реформа РПЦ безусловна нужна. Один Съезд «митрополитбюро» 2000-го года напостановлял столько, что Карьерным бульдозером не разгребешь. Зато Собор сорок восьмого года, пошлого столетия посвященный открытию торжеств по случаю 500-летию Автокефалии Русской Православной Церкви иное дело. Читаешь Слово выступающего, и дух захватывает. Читал? Они только решали о посылке приветственной телеграммы Председателю Совета Министров СССР И. В. Сталину, и как это было воспринято. А на том Соборе уж точно не дураки собрались.  Просто нужно уже сейчас садиться за документы и изучать, изучать, отмечая все самое лучшее, что было сделано Церковью за четыре столетия. Дух-то православия, сохраняется, не смотря на апокалиптическую фазу общества, в окружающей действительности.

0

6

Нужна, но только в обратном направлении, восстановлении святоотеческого предания, ведь все давно уже решено нашими святыми. Реформы они понаделали уже, что сидим щас под жидами без Царя за богоотступление. Да и по пророчествам антихриста помажут после принятия 8 экуменического вселенского собора, а к этому и идет. Не должны мы быть шагать в ногу со временем ибо нет времени у Господа и веры соответственно. Весь же прогресс направлен масонами на глобализацию и изнежения человечества, чтобы потом резко лишить всех благ для поклонения антихристу, сами жиды прекрасно понимают и пишут, что нет места прогрессу: Жидовский прогресс для антихриста . Наш народ вместе с Церковью должны уйти от этого всего, вернуться в прошлое - это и есть спасение.
Точно говорят слова преп. Серафима Саровского:
"Все, что облобызала и приняла Святая Церковь на семи Вселенских Соборах, свято и неуклонно исполняй. Горе тому человеку, который хотя одно слово убавит или прибавит к постановлениям Вселенских Соборов".

0

7

Александр написал(а):

Я постоянно задумываюсь как очистит будущий Царь нашу Церковь и веру православную, и думаю, что будет восстановлено православие до Никоновской реформы, и восстановят православные правила - Синтагмы. Да и реформаторами то всегда был сатана вместе с жидо-масонами, а вера должна быть неизменна. Я кстати крестное знамение совершаю двуперстно.

Святой Серафим Саровский в 1832 году предсказал не только падение Царской власти, но и момент ее восстановления и воскрешения России: "...но когда Земля Русская разделится и одна сторона явно останется с бунтовщиками, другая же явно станет за Государя и Отечество и Святую Церковь - а Государя и всю Царскую фамилию сохранит Господь невидимою десницею Своею и даст полную победу поднявшим оружие за Него, за Церковь и за благо нераздельности Земли Русской - но не столько и тут крови прольется, сколько когда правая за Государя ставшая сторона получит победу и переловит всех изменников и предаст их в руки Правосудия, тогда уже никого в Сибирь не пошлют, а всех казнят, и вот тут-то еще более прежнего крови прольется, но эта кровь будет последняя, очистительная кровь, ибо после того Господь благословит люди Свои миром и превознесет Помазанного Своего Давида, раба Своего, Мужа по сердцу Своему".

Ну так вот к чему это я, а к тому что, в нашей стране были есть и будут, которые умеют работать и мыслить но вот только в настоящее время им мешают и очень сильно мешают, и только стоит убрать помехи так и начнем жить. И я считаю это главным фактором возобновления- полное сокрушение массонов в России и даже частичное вылавлевание их заграницей отобет у них всякое желание даже подумать о нас.

0

8

У старообрядчества, если посмотреть, есть немало противников. Вот например: http://www.christian-spirit.ru/v47/47.(14).htm

0

9

Про двуперстие хочу вспомнить такой случай, когда к батюшке Серафиму Саровскому пришел то ли старообрядец, то ли ещё какой-то посетитель, он задал ему вопрос, примерно такой "как нужно складывать пальцы для крестного знамения?", на что старец молча подошел к нему и сложил пальцы в троеперстие, сказав: "Так крестись". А он ведь прозорливец и чудотворец. Я собственно наверное из за этого случая теперь не задаюсь вопросом о перстосложении.

0

10

Саня-штурман написал(а):

У старообрядчества, если посмотреть, есть немало противников. Вот например: http://www.christian-spirit.ru/v47/47.(14).htm

Не у старообрядчества, а у раскольников, в заблуждении утверждающих, что стоят они в истине, и исконно русской (читай Апостольской) традиции церкви. Собор 66 и 67 гг. XVII столетия, постановил, что в виду исправлений богослужебных книг, которые по неведению, которые с умыслом были сделаны, и которые Патриарх Никон начал исправлять, сверяясь с греческими и русскими первоисточниками. Греки, находясь под властью магометан, печатали свои книги на Западе, а наши "умельцы" штамповали книги под редакцией заведующих печатным станком. Одним словом, разделение произошло на основе личностных отношений. Никон с тем же усердием, как раздавал милостыню, так и "на орехи", приводя богослужение к единому чину. Вот это ему, последние и припомнили. Собором были осуждены конкретные люди - раскольники и смутьяны, а также и сам Никон, и в первую очередь за то, что оставил патриарший престол.
Пока основные догматы соблюдаются. Можно "спать" спокойно, по выражению Кураева  и иже с ним, имена всем известны, что разрушают основу единства Христовой Церкви, основу Православия. Вот их, и их адептов, и надо изгонять и отлучать. Я вообще считаю, что в Церкви должны одни лишь верные нести службу Господу, от всех остальных, проблемных, надо избавляться (Откр. 3. 16). Мы с ними носимся, уговариваем, наставляем, а было бы так, трижды нарушил клятву, данную при Крещении, все гуляй. И пока не покаешься, пока акт метаномии в тебе не произойдет - отступник ты и антихрист. Почему одни с собой справляются, положив на алтарь верности свое естество. А другие изворачиваются, как гады, ища себе оправдания. С чего все началось. Уже упомянутые: Чистяков и Борисов, (и Кураев туда же) медословьем прельстили и увлекли баб в дебри вседозволенности. Кстати Борисов, вместо того, чтобы моей пассии пистон вставить, начал меня уговаривать, оставить ее, причем, не посвящая в суть проблемы. Круто да? Вот бабы понабрались цитат, возомнили себя сведущими, и встревают в разговор, имея представления о предмете на уровне богословской лекции. И пока мы их уговаривали: "Ведите себя прилично, смотреть же на вас и слушать вас противно", - у нас свои "бабы" в рясах развелись - глупые. жадные и порочные. Так, что дело не в разночтении обрядов и догматов православия, а их соблюдении. Об маргинальном сообществе верных, и речи быть не может. Но без экуменического фанатизма. Много званных, да мало избранных - вот на чем основывается Небесная Церковь Христова.

0

11

Да, пожалуй верно. Главное дело в соблюдении догматов. А также горячая вера. И тогда сила крестного знамения будет всегда с нами.

0

12

А то, что раскольники старообрядцы и обрядоверы это нормально????????????????

0

13

Вот этой темой Вы ещё больше смутили мою душу. Разговоры так ни к чему и не привели. Точного ответа нет, всё как-то расплывчато. Может кто-нибудь ответит на вопрос: как это понять? что верно старообрядчество или нынешнее православие? И в какую церковь ходить: старообрядную или нынешнюю? на сколько я знаю старообряных церквей нету нигде. Тогда к чему всё это? Буду рада, если кто-нибудь умный развеет мои сомнения.

0

14

Капитанская дочка написал(а):

на сколько я знаю старообряных церквей нету нигде

Как это нету? Есть! Я даже видел.

0

15

Раскол старообрядческий - Расколом принято называть произошедшее во второй половине ХVII века отделение от господствующей Православной Церкви части верующих, получивших название старообрядцев, или раскольников. Значение Раскола в русской истории определяется тем, что он являет собой видимую отправную точку духовных нестроений и смут, завершившихся в начале ХХ века разгромом русской православной государственности.

Русская симфония, с. 205

Как явление русского самосознания, Раскол может быть осмыслен и понят лишь в рамках православного мировоззрения, церковного взгляда на историю России. Уровень благочестия русской жизни XVII века был чрезвычайно высок даже в ее бытовой повседневности... В каком-то смысле именно «избыток благочестия» и «ревность не по разуму» можно назвать среди настоящих причин Раскола, открывающих нам его истинный религиозный смысл. Общество раскололось в зависимости от тех ответов, которые давались на волновавшие всех, всем понятные в своей судьбоносной важности вопросы: Соответствует ли Россия ее высокому служению избранницы Божией? Достойно ли несет народ русский «иго и бремя» своего религиозно-нравственного послушания, своего христианского долга? Что надо делать, как устроить дальнейшую жизнь общества, дабы обезопасить освященное Церковными Таинствами устроение жизни от разлагающего, богоборческого влияния суетного мира, западных лжеучений и доморощенных соглашателей?

Русская симфония, сс. 212-213

Перемены в области самой устойчивой, веками незыблемой - религиозной - стали для некоторых умов искушением непосильным, соблазном гибельным и страшным. Те, у кого не хватило терпения, смирения и духовного опыта, решили - все, история кончается. Русь гибнет, отдавшись во власть слуг антихристовых. Нет более ни царства с Помазанником Божиим во главе, ни священства, облеченного спасительной силой благодати. Что остается? - Спасаться в одиночку, бежать, бежать вон из этого обезумевшего мира - в леса, в скиты. Если же найдут - и на то есть средство: запереться в крепком срубе и запалить его изнутри, испепелив в жарком пламени смолистых бревен все мирские печали... Настоящая причина Раскола - благоговейный страх: не уходит ли из жизни благодать? Возможно ли еще спасение, возможна ли осмысленная, просветленная жизнь? Не иссяк ли церковный источник живой воды - покоя и мира, любви и милосердия, святости и чистоты? Ведь все так изменилось, все сдвинулось со своих привычных мест. Вот и Смута, и книжная справа подозрительная... Надо что-то делать, но что? Кто скажет? Не осталось людей духовных, всех повывели! Как дальше жить? Бежать от жгучих вопросов и страшных недоумений, куда угодно бежать, лишь бы избавиться от томления и тоски, грызущей сердце... В этом мятежном неустройстве - новизна Раскола. Ее не знает древняя Русь, и «старообрядец» на самом деле есть очень новый душевный тип.

Русская симфония, с. 214

Воистину, глядя на метания Раскола, его подозрительность, тревогу и душевную муку (ставшую основанием для изуверства самосжигателей), понимаешь, сколь страшно и пагубно отпадение от Церкви, чреватое потерей внутреннего сердечного лада, ропотом и отчаянием. Все претерпеть, отринуть все соблазны, пережить все душевные бури, лишь бы не отпасть от Церкви, только бы не лишиться ее благодатного покрова и всемогущего заступления - таков религиозный урок, преподанный России тяжелым опытом Раскола.

Русская симфония, сс. 214-215

Расколы - В последнее время некоторыми средствами массовой информации приложено немало усилий, чтобы навязать Русской Церкви раскол, для которого в действительности нет никаких оснований. Кому-то очень не нравится, что несмотря на сложнейшую обстановку в стране Церковь продолжает в подавляющей своей части оставаться единым духовным организмом. Я никогда не являлся, не являюсь и не буду являться «духовным вождем намечающегося раскола». Церковные расколы, по сути самого этого явления, могут происходить только по вопросам, имеющим каноническое или догматическое значение. И только тогда, когда эти вопросы приобретают для внутрицерковной благодатной жизни принципиальный, решающий характер. Возможен, правда, еще один вариант - раскол как следствие мощного давления государственной, светской власти, но хотелось бы верить, что сегодня он неактуален.

Одоление смуты, с. 179

Бес раздора и внутреннего мятежа упорен и неутомим, а падшее человеческое естество легко склоняется к внушениям страсти: расколы и разделения испокон веков служили и всегда будут служить врагу рода человеческого верным орудием против благочестивых христиан, жаждущих спасения...

Стояние в вере, с. 7

Административный разрыв с Заместителем неминуемо вел к разрыву молитвенно-каноническому и, следовательно, к расколу. И как бы ни старались... архиереи доказать, что своими действиями они лишь стремятся морально воздействовать на митр. Сергия, факт остается фактом - отход от первоиерарха, по смыслу церковных канонов, уже является расколом.

Стояние в вере, с. 92

Многие из тех пастырей, которые в годы борьбы с обновленчеством показали себя стойкими борцами за чистоту Православия, выступили... против митр. Сергия. Они видели в проводимой им политике искажение церковного вероучения и подчинение Божьего кесареви, и если до времени мирились с такой обстановкой, то теперь, когда, по их мнению, отрицательные плоды новой политики высшей церковной власти были налицо, они возвысили голос протеста.

Стояние в вере, с. 127

Горькие плоды приносит разделение. Сия пагубная болезнь уничтожает единодушие и единонравие, открывает дверь лжеучениям и ересям, вносит в сердца верующих мятежи и сомнения, сеет ненависть и вражду. Если мир свидетельствует об изобилии в Церкви Божией благодати, то разделение, напротив, указывает на ее оскудение. Оскорбленная человеческой неблагодарностью и нашей греховностью, благодать отступает, оставляя людей наедине с вражьими искушениями и страстными соблазнами. Тогда-то исчезает целительный церковный мир, уступая место гибельным разделениям, расколам и мятежам, разрушающим соборное единство верующих и существенно затрудняющим спасение души. Тогда сбываются пророческие слова Господни: «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет, и всякий город, или дом, разделившийся сам в себе, не усто-ит» (Мф. 12:25). Сбываются и предостережения апостола Павла: «Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом» (Гал. 5:15). Среди верующих исчезает единодушие, иссякает любовь, ослабевает вера, утрачивается страх Божий. Люди оставляют подвиг смирения, послушания и молитвы, небрегут об очищении сердца от страстей и похотей, вступая в распри и забывая о душеспасительных деланиях.

Стояние в вере, сс. 209-210

Появлению церковных расколов «советского периода» способствовали, главным образом, два события церковной жизни. Первое из них - нетрадиционная передача полномочий высшего церковного управления, что дало повод оппонентам митрополита Сергия отказывать ему в законности и канонической безупречности его прав на управление Церковью (или, по крайней мере, считать их ограниченными). Вторым поводом к раздорам стала знаменитая «Декларация» 1927 года и связанная с ней церковная политика, направленная на легализацию Церкви в условиях советской власти и установление мирных церковно-государственных отношений.

Стояние в вере, сс. 210-211

Безусловно, большая часть оппонентов митрополита Сергия действовала исходя из благих побуждений, движимая стремлением найти выход из тяжелейшей ситуации, в которой оказалась Церковь в СССР. Тем большая ответственность лежала на архипастырях, к отеческому слову которых особенно внимательно прислушивался православный люд. К сожалению, необходимо признать: во всех расколах ведущую роль сыграли именно архиереи и священники. Воистину, неложно слово Господне: «Поражу пастырей, и рассеются овцы стада» (Мф. 26:31). Стоило вождям разделений исчезнуть с арены церковной политики, как жизнь паствы входила в естественное русло и смута прекращалась.

Стояние в вере, с. 214

Невольно вспоминаются грозные слова великого столпа Церкви святителя Иоанна Златоуста: «Ничто не возбуждает так гнева Божия, как разделения в Церкви. Даже если бы мы делали самые совершенные дела - разрывая единение, будем наказаны, как если бы мы раздирали тело Господнее... Даже кровь мученическая не заглаживает такого греха...». Кое-кому и сегодня не мешало бы помнить об этом страшном предостережении.

Голос вечности, с. 263

  Митрополит Иоанн (Сынчев)

Старообрядцы остались хранителями канонического православия от которого отступают вопреки всему московкий патриархат.Раскол сделал Патриарх Никон.

KOLOMNA написал(а):

Про двуперстие хочу вспомнить такой случай, когда к батюшке Серафиму Саровскому пришел то ли старообрядец, то ли ещё какой-то посетитель, он задал ему вопрос, примерно такой "как нужно складывать пальцы для крестного знамения?", на что старец молча подошел к нему и сложил пальцы в троеперстие, сказав: "Так крестись". А он ведь прозорливец и чудотворец. Я собственно наверное из за этого случая теперь не задаюсь вопросом о перстосложении.

Неужели ты в это время уже жил, начитался брошюрок выпускаемых московским патриархатоми благословляемых Алексием 2. В некоторых брошюрках от МП вообще старообрядцев бесноватыми называют, на любую ложь идут. Да и вопроса в перстосложении то никакого нет, он уже давно решен:

Александр написал(а):

Однако 10 (23) апреля 1929 г. Московская патриархия, управлявшаяся тогда Местоблюстителем патриаршего престола митрополитом Сергием (Страгородским), будущим Патриархом Московским и всея Руси, выпустила «Деяние», в котором сказано:
            1.Признаем
            а) богослужебные книги, напечатанные при первых пяти российских патриархах, православными;б) свято хранимые многими православными, единоверцами и старообрядцами церковные обряды по их внутреннему знаменованию — спасительными;в) двоеперстие, слагаемое в образ Святой Троицы и двух естеств в Господе нашем Иисусе Христе, — обрядом, в Церкви прежнего времени несомненно употреблявшимся и в союзе со святой Церковью благодатным и спасительным.2. Порицательные выражения, так или иначе относящиеся до старых обрядов, в особенности до двоеперстия, где бы оныя ни встречались и кем бы ни изрекались, отвергаем и яко небывшия вменяем.3. Клятвенные запреты, изреченные антиохийским патриархом Макарием и другими архиереями в феврале 1656 г. и собором 23 апреля 1656 г., а равно и клятвенные определения собора 1666—1667 гг. как послужившие камнем преткновения для многих ревнителей благочестия и поведшие к расколу святой Церкви, разрушаем и уничтожаем и яко небывшия вменяем

0

16

Александр написал(а):

Перстосложение при изображении крестного знамения в православной традиции, в частности, указано, что троеперстие имеет значением лишь Троицу, не более, и было таковым изначально, а двуперстие несёт полный смысл Троичности Бога и двух природ во Христе. Крестясь двуперстным знамением, человек словно повторяет на себе распятие Христово, поскольку крестится Христом; старообрядцы неприемлют троеперстие в том числе и потому, что им, как полагают староверы, никонияне распинают всю Троицу.

В Законе Божием написано, что три сложенных пальца (при трехперстном знамении) означают Троицу, а два согнутые (безымянный и мизинец) - двойственную природу Сына Божиего. Как быть? Как в двуперстии складываются большой, безымянный и мизинец? Вместе как бы в одну точку или просто сгибаются? Хотелось бы уточнить для образования.

0

17

Саня-штурман написал(а):

Вместе как бы в одну точку

Да.

0

18

Сегодня разговаривал с одним своим товарищем. Обсуждали почившего Патриарха. Тема зашла про старообрядчество. Он рассказывал, как в отпуске с приятелем узнал специально из интернета адрес одного из питерских старообрядческих храмов. Решили они туда сходить. Надо сказать, что в сам храм они войти побоялись, видимо из-за того, что были после вчерашнего немного с похмелья. Зато пообщались со старообрядцами снаружи. Что удивило лично меня: старообрядец им сказал, что им запрещено есть картофель и помидоры среди всего прочего. Кроме того: в храм не пускают всех остальных православных (то есть не старообрядцев).
Незнаю, насколько верны эти сведения, поэтому прошу поделиться мнением.

0

19

О некоторых традициях старообрядческого храмоздания

В нынешнее время, как и в начале XX в., старообрядческое храмоздание переживает серьезный подъём. По всей России строятся новые храмы, появляются новые монашеские общежительства.

В начале XX в. старообрядческие храмы явили собою уникальное явление. Старанием ли зодчих, тщанием ли заказчиков-старообрядцев (а, скорее всего, благодаря их совместным усилиям) были созданы уникальные храмы, сочетающие в себе верность древним, дораскольным традициям, и черты, присущие именно старообрядческому храмозданию.

В нынешнее время в строительстве храмов имеет место определённая оторванность от традиций, в результате чего архитектурный облик некоторых из вновь созданных старообрядческих храмов весьма одиозен. Поэтому хотелось бы рассмотреть старообрядческие храмы прошлого с точки зрения особенностей их архитектуры, то есть планировочной структуры храма, его внутреннего и внешнего облика; показать некоторые черты храмоздания, характерные именно для старообрядчества; выявить некоторые приёмы введения новаций в старообрядческом храмоздании; показать примеры отношения к традициям – образцам храмовой архитектуры дораскольного периода.

Сознавая различия, существующие между согласиями внутри старообрядчества, тем не менее, допускаю в данной работе возможным рассматривать старообрядческое храмоздание как единое целое, выделяя принадлежность памятника конкретному согласию только там, где это необходимо.

Возникновение собственно старообрядческих типов построек

Моленная и молитвенный дом

На протяжении всего времени, когда старообрядчество подвергалось гонениям со стороны властей, основной приходской единицей, вокруг которой формировалась старообрядческая община, были молитвенный дом и моленная.

Несмотря на то, что моленная зачастую создаётся просто как помещение в избе, её интерьер являет нам подобие интерьера центральной части церкви – корабля, где во время богослужения стоят миряне. На одной из стен в моленной или молитвенном доме располагается иконостас, в некоторых молитвенных домах копирующий иконостас церкви. Надо особо отметить, что в моленной, молитвенном доме отсутствует алтарь. Моленная не предназначена для совершения евхаристии. Этот признак позволяет типологически разделить такие типы построек, как моленная и домовая церковь. (Хотя в названиях конкретных церквей и моленных на местах существует некоторая путаница: домовые церкви часто называют моленными).

Основной задачей старообрядческой моленной, помимо богослужебной, стала учительная и вероисповедная. Поэтому в интерьере моленной очень большую роль начинают играть текст, знак, информация. Отсюда – обилие в старообрядческих моленных икон, их небольшой масштаб и расположение, также на стенах моленных присутствовал и учительный лубок, интерьер многих старообрядческих моленных добавились места для сидения.

В условиях уменьшения гонений на последователей старой веры появились большие молитвенные дома сложной планировки, для большого числа прихожан. Здесь вспомогательные объёмы формируются вокруг собственно моленной. Моленная отделяется от остальных помещений коридорами. Такое структурирование дополнительных объёмов особенно характерно именно для старообрядчества.

Церковь-часовня

Возникновение совершенно нового, собственно-старообрядческого типа культовых строений связано с отказом беспоповцев от элементов храмового пространства, связанных с литургией (и священством). Таким элементом оказался алтарь. Церковь, оставшись без алтаря, фактически стала часовней.

Старообрядческие церкви-часовни появляются после окончания активных гонений (на Выгу – в начале XVIII в., в Москве и некоторых других городах – в конце XVIII-начале XIX вв.).

Главное отличие пространства часовни от пространства храма заключается в отсутствии алтаря, обычно помещающегося в апсиде. Обычно часовни несли иные ритуальные функции, нежели храмы. Часовни либо отмечали (осеняли) какие-то памятные места, либо ставились на местах погребения (осеняя их).

На Русском Севере часовни клетского типа ставились в деревнях вместо церквей, по причине крайней удалённости последних от сёл и погостов (где находились церкви). Таким образом, в часовню как в церковь по надлежащим случаям люди собирались на общую молитву. Здесь происходит постепенное замещение литургической функции соборной. Главным действом становится не принесение Честных Даров, а общая молитва.

На Севере возникает тип собственно старообрядческой церкви без алтаря – часовни-церкви. Часовня-церковь, как известно, предназначена для соборного моления – общей молитвы. Эта тема становится особенно актуальной в условиях отказа от священства старообрядцами-беспоповцами.

Первым памятником этого типа (занимавшем в старообрядчестве особое, главенствующее место), стала знаменитая Богоявленская часовня Выговского общежительства. Это деревянная клетская часовня с самцовой кровлей, на которой в центре устроена была бочка, увенчанная главой. Двусоставная структура основного объёма с пристроеной трапезной частью более соответствовала церкви, нежели часовне.

На изображении главной часовни старообрядцев-беспоповцев подчёркивается отсутствие алтаря, а в восточной стене главного сруба пробито окно. Надо отметить, что такое окно соответствует окнам в алтаре церкви.

По сути, тип соборной часовни – это церковь, но алтарь ее как бы атрофировался. Такая часовня-церковь сохраняет именно соборную функцию. В отличие от моленных и молитвенных домов, которые скрывались и маскировались под ординарные постройки, соборные часовни (да и часовни вообще) не маскируются, а напротив, предъявляют окружающему миру (главой с крестом и проч.) освящённый характер.

В Богоявленской соборной часовне, по настоянию Даниила Викулина, основателя монастыря, была установлена продольная перегородка, разделяющая мужскую правую и женскую левую половины. Традиция раздельного стояния в церкви и раздельного приобщения к таинствам существовала на Руси задолго до раскола, однако перегородка, делящая основное пространство храма на 2 половины, характерна именно для старообрядцев.

О делении внутреннего пространства на 2 части известно и в других соборных часовнях – в Усть-Цилемских монастырях, в Москве на Преображенке.

Постепенно Выгорецкое общежительство стало обрастать скитами, в которых так же, как и в Даниловском монастыре, основным культовым зданием стала соборная часовня.

Крупным старообрядческим центром, наследовавшим традицию Выгорецких общежительств, стал Преображенский старообрядческий монастырь, или, иначе, Преображенский богадельный дом. Главными культовыми постройками обители стали также соборные часовни – церкви без алтарей. К новациям Преображенского монастыря можно отнести колокольни обеих соборных часовен, расположенные над притворами. Сама постановка вопроса о наличии колокольни при храме для старообрядцев-беспоповцев была острой.

С момента ослабления гонений во второй половине XVIII в. в городах и сёлах – крупных центрах старообрядчества (беспоповских согласий) стали строиться соборные моленные и соборные часовни. Главная черта пути отрицания – отсутствие алтаря – неизменно сохраняется во всех соборных часовнях. При этом происходит некоторое упрощение внутри типа соборной часовни. В конце XIX в. тип небольшой монообъёмной соборной часовни как приходской единицы распространился повсеместно в России и Прибалтике.

Следующий этап на "пути отрицания" начался в старообрядческом храмоздании после 1905 г. Появился и тип особой церкви старообрядцев-беспоповцев. Первым широко известным памятником этого типа стала церковь во имя Воскресения Христова и Покрова Богоматери 1-й общины старообрядцев поморского согласия в Токмаковом переулке в Москве. Автор – архитектор И.Е. Бондарен ко. Церковь построена в 1908 г. Главная особенность этой церкви – значительная по объёму трёхчастная алтарная апсида. Таким образом, в этой церкви имеется развитой алтарь.

Отличие Покровской церкви от храмов господствующей церкви и храмов старообрядцев поповских согласий состоит в том, что в капитальной стене, отделяющей основной объём церкви от алтаря нет проёма для царских врат, при этом устроены 2 двери: северные и южные врата. Правда, литургию старообрядцы новопоморского согласия не служили. По сохранившимся данным, в апсиде проводились церковные соборы. Для соборов нужно несколько большее место, чем для служения литургии, поэтому апсида увеличилась за счёт прямоугольного в плане отрезка стены между апсидой и объёмом церкви. Хотя алтарь (апсида) не служил собственно для литургии, но сохранил древнейшую функцию собрания верующих.

Итак, гонения со стороны властей привели к возникновению особенностей в архитектурном облике старообрядческих культовых строений:

1. Особое, главенствующее место занимает интерьер. В интерьере особое место занимает вероисповедное учительное начало, что выразилось в обилии икон на стенах, лавках для сидения.

2. У старообрядцев-беспоповцев возникают новые типы строений – церковь-часовня, церковь без возможности служить литургию.

Основные типы церковных зданий, принятых старообрядчеством,

адресованные к типам русских церквей конца XVII – начала XVIII вв.

В старообрядческом храмовом зодчестве можно выделить несколько устойчивых линий использования типов церквей. Нельзя утверждать, что традиционные типы церквей фигурировали у старообрядцев именно как типы во всей своей полноте, скорее, они проявлялись как архитектурные темы.

Тема надвратной церкви.

Собственно надвратных церквей пока разыскать не удалось, однако известно несколько строений, имеющих в своих истоках образ надвратной церкви – это надвратная часовня и надвратная моленная Преображенского богадельного дома. По своему значению они занимали положение надвратной церкви.

Особенностью этих надвратных построек можно считать то, что они не стояли отдельными строениями, а входили в состав надвратной палаты.Ещё один образ, связанный с надвратной церковью – на фото главных ворот Данилова монастыря на Выгу надвратная церковь предъявлена в виде "бочки" с крестом на главных воротах общежительства.

Тема домовой церкви

Тема домовой церкви в старообрядческом храмоздании получила наибольшее распространение в условиях гонений и сводится в основном к такому типу построек, как моленная. Ведь практически все моленные были в чьём-то личном владении и многие даже назывались по имени владельца. Как продолжение этой традиции, восходящей к типу домовой церкви, после отмены гонений возникли старообрядческие домовые церкви.

В Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Москве и многих других местах в домовых моленных устраиваются алтари – таким образом, моленные вновь становятся домовыми церквями (правда, название моленной продолжает сохраняться).

Тема трапезной церкви

Тема церкви с трапезной частью наиболее характерна для старообрядческого храмоздания после отмены гонений со стороны властей.

1. Большое количество как деревянных, так и каменных церквей, строились как церковь с трапезной частью и колокольней. При этом характерно то, что трапезная часть не пристраивалась после, как это происходит обычно, напротив, церковь сразу по лучала законченный облик.

2. Молитвенные дома (на примере Томска и Сергиева Посада) после перестройки получили облик трапезных церквей: в центре вытянутого здания молитвенного дома устраивается повышение – трибун, обыкновенно увенчанный несколькими главками. Восточная часть основного объёма выделяется иод алтарь (или становится видимой перед пристроенной алтарной апсидой). Западная часть молитвенного дома получает вид трапезной. К ней пристраивается колокольня.

3. Трапезная церковь сформировала тип соборной часовни, которая изначально была по сути деревянной церковью без алтаря. Затем произошёл переход форм из деревянного в каменное зодчество. При этом тип часовни-клети с трапезной частью использовался не только староверами-беспоповцами, но и старообрядцамии поповских согласий, например, в г. Новозыбкове, центре старообрядцев-беглопоповцев, есть 2 часовни этого типа: совсем небольшие пятиглавые кирпичные часовни-клети с трапезной частью. Отличием от традиционных часовен (на Русском Севере многие деревянные часовни имели трапезную) является характерное именно для церкви пятиглавие.

Тема соборной церкви

Тема соборной церкви активно использовалась старообрядцами в периоды смягчения гонений в крупных центрах. Первоосновой для развития храмов этого типа послужил Успенский собор Московского Кремля, а также другие шестистолпные и четырёхстолпные храмы XVI – XVII вв.

Первым памятником, восходящим к образу Успенского собора, можно считать интерьер Покровского собора Рогожского богадельного дома (архитектор М.Ф. Казаков).

Система росписи этого храма сходна с Успенским собором Московского Кремля.

В интерьере такие же мощные столпы, как и в храмах XVI в., при этом имеет место несоответствие экстерьера здания его интерьеру.

Восточный поперечный неф Покровского собора выделен под алтарь, таким образом, алтарь как бы скрыт в теле здания.

Успенский собор стал прототипом и для другой знаменитой старообрядческой церкви – Успенской церкви на Апухтинке в Москве (архитектор Н.Д. Поликарпов 1906-1908 гг.). Здесь Успенский собор стал прототипом как для решений фасадов, так и для интерьеров.

Важно проследить, в чём заключается различие при общем сходстве форм обоих храмов. На примере Успенской церкви на Апухтинке мы наблюдаем развитие храма (по отношению к образцу) по горизонтали за счёт дополнительных объёмов и увеличения шпаря; к храму была пристроена обширная паперть и крыльцо. Восточный поперечный неф выделен был под алтарь. Также храм вырос и вверх за счёт устройства нижнего яруса, со вспомогательными помещениями и зимней церковью.

К использованию старообрядцами темы соборной церкви следует отнести и то, что во время гонений структуру иконостаса Успенского собора копировала икона-иконостас.

Тема ярусной церкви, церкви-башни

Ярусные церкви активно строились крупных центрах старообрядчества. По большей части эnо масштабные деревянные ярусные сооружения, по своей структуре и в отдельных деталях соотносимые с каменными церквями. Такие церкви характерны для крупных храмов Западной Руси и других регионов. Многие учёные такие храмы считают особенно характерными именно для старообрядческого храмоздания.

Часто церкви этого типа строятся пятиглавыми. Четыре главы стоят ниже – на втором ярусе, при переходе четверика в восьмерик. Центральная глава венчает купол. Храмы этого типа имеют пристроенную трапезную часть, над притвором которой устраивается ярусная колокольня. Интерьеры церквей ярусного типа, которые обыкновенно деревянные, имеют сходство с интерьерами каменных церквей.

Итак, в качестве выводов можно выделить две важнейших темы, давших направление старообрядческому храмозданию в целом.

Первая тема – это тема сохранения традиций, храма в условиях гонений.

Как это ни покажется странным, именно в условиях гонений происходит становление новых, собственно старообрядческих черт построек. Сформировались такие типы строений, как старообрядческий молитвенный дом, старообрядческая моленная. Именно здесь складываются особенности интерьера старообрядческих церквей, его насыщенность информацией, обилие икон. В условиях гонений сформировались и собственно старообрядческие типы построек: часовня-церковь и церковь без возможности служения литургии старообрядцев-беспоповцев.

Тема предъявления освящённости храма, развития храма после окончания гонений, показывает, какое отношение к традиции выработали старообрядцы, как опирались на образцы храмового зодчества разных эпох.

Эти две темы, пересекаясь, дают то во многом неуловимое своеобразие именно старообрядческого храма, которое отличает его и которое так легко утратить при небрежном отношении.

Васильев Алексей Владимирович – архитектор Государственного института проектирования научно-исследовательских институтов РАН (ГИПРОНИИ РАН)

Опубликовано в сборнике Старообрядчество: история, культура, современность, т. I – М: 2005

Источник: Староверы в Самаре

+1

20

Вот что меня волнует больше всего в этом вопросе: как можно сопоставить определение Стоглавого Собора 1551 года "Аще кто двема персты не благословляет, якоже и Христос, или не воображает двема персты крестнаго знамения; да будет проклят" с последующими временами православия после реформы Никона. Разве у нас не было святых чудотворцев, которые крестились троеперстием? В это весьма трудно поверить. Или их действительно не было и мы в очередной раз стали жертвами пропаганды. Или они были, но как тогда быть. Нужно четкое понимание этого вопроса и подробное изучение.

0

21

Саня-штурман написал(а):

Вот что меня волнует больше всего в этом вопросе: как можно сопоставить определение Стоглавого Собора 1551 года "Аще кто двема персты не благословляет, якоже и Христос, или не воображает двема персты крестнаго знамения; да будет проклят" с последующими временами православия после реформы Никона. Разве у нас не было святых чудотворцев, которые крестились троеперстием? В это весьма трудно поверить. Или их действительно не было и мы в очередной раз стали жертвами пропаганды. Или они были, но как тогда быть. Нужно четкое понимание этого вопроса и подробное изучение.

Конечно были. Например Иоанн Златоуст. Я вот изучаю старообрядчество и вижу просто огромную массу лжи на нее.  А почему такая ненависть? И сразу получается ответ, в этой канонической вере не получится никогда экуменизм, который так нужен МПшникам. Не смотря на выпуск деяния 10 (23) апреля 1929 г. о признании старобрядчества  все равно продолжают его хулить любыми способами. Кстати на форуме диакона Кураева можно найти такие способы.
Ну а теперь кто из святых себя этим знамением осенял (повторяю первый пост):
Двуперстным крестным знамением осеняли себя все христиане от времен Исуса Христа: в Риме (со времени принятия христианства (примерно в 350 г.) до возникновения католицизма (примерно в 1054 г.), в Греции, на Руси (до раскола 1666 г.) и в других странах. Так молились апостолы, святитель Никола Чудотворец, Василий Великий, святый Иоанн Златоуст и другие святые.
О двуперстном крестном знамении известно писание святых отец Мелетия Антиохийского, Славостинского епископа, и Феодорита (4 век).
http://www.semeyskie.ru/mol1.html

Пядничный» образ «Явление Богоматери с апостолами преподобному Сергию Радонежскому» был принесен в Соловецкий монастырь, по всей вероятности, во времена игуменства святителя Филиппа. В среде монастырской братии иконы с изображением чудесного явления Пресвятой Богородицы досточтимому учителю монашествующих – преподобному Сергию – были особенно любимы и почитаемы; по их образцу писали «явления» Пречистой и другим святым.
         Иконография сложилась в Троице-Сергиевом монастыре и представляет «чудесное посещение» Богородицей в сопровождении апостолов Петра и Иоанна преподобного Сергия. Чудо было явлено незадолго до кончины подвижника, в его келье. Чудо сподобился увидеть и келейник Михей. Однако на соловецкой иконе изображен вариант иконографии, где позади преподобного Сергия представлен его преемник – игумен Никон. Преподобные изображены в молитвенном предстоянии Богоматери. В правой руке Никон держит свиток, знак духовной преемственности. Богоматерь склонила голову к преподобному Сергию. Двуперстное благословение ее правой руки, направленной вниз, означает покровительство и защиту Троицкой обители. Левая рука, протянутая к преподобному Сергию с открытой ладонью, - знак приятия. Чудесное явление осеняется изображенной вверху «Святой Троицей». Поля и фон иконы украшены серебряным басменным золоченым окладом. Не исключено, что заказчиком этой иконы, вероятно написанной в Москве в середине XVI века, был святой игумен Филипп.
http://www.solovki-monastyr.ru/ikony.htm

«Богоматерь Печерская-Свенская» по канону Панахранты изображена сидящей на троне. У нее на руках Спас Эммануил, который обеими руками двуперстно благословляет Феодосия (слева) и Антония (справа), основателей Киево-Печерского монастыря. Преподобные держат развернутые свитки с поучениями. В руках Феодосия свиток сохранился плохо, а текст поучения Антония, хотя и с утратами, поддается прочтению. В переводе на современный русский язык он гласит: «Молю вас так, чада держимся воздержания и не ленимся, имея ведь о сем Господа помощником».
http://www.loukin.ru/stat/bmpech/bmpech.htm

+++

У меня обе прабабушки двуперстно крестились, даже не задумывались о правильности.

0

22

Спасибо за ответ и спасибо за интересную ссылку про староверов. Очень много интересного для себя там нашел. Интересно получается: Наряду с РПЦ существует РПСЦ и про нее даже как то не упоминают и не обращают на них внимание. РПСЦ живет своей жизнью, с первого взгляда кажется, далекой от политики и от событий в мире. Хотя на деле это же одна Церковь получается Соборная и Апостольская - РПЦ и РПСЦ.

0

23

Насчет того, что старообрядческих храмов нигде нет, хочу развеять Ваши сомнения. Храмы есть практически во всех городах России, а также Белоруссии, Украины, Румынии, Литвы, Латвии, США и т.д. Все старообрядческие храмы Москвы и Питера - staroobrad.ucoz.ru, а также можно посмотреть про храмы в других городах здесь - http://sobory.ru/blgch/index.html?epx=49. Насчет того, что не пускают в храм не старообрядцев с оговоркой - только в беспоповских сектах. В храмах РПСЦ (Белокриницкая иерархия Русская Православная Старообрядческая Церковь) Вас пустят спокойно, можно молиться, если не будете нарушать устав соборной службы (то есть креститься только двуперстно, совершать поклоны одновременно с молящимеся), или можно всем стоять в притворе и молиться нежелательно (здесь одинаково с беспоповцами). А если хотя бы креститься двуперстно - то пожалуйста в любой поповский (РПСЦ или РДЦ) или единоверческий (РПЦ МП) храм. Дополнительную информацию о старообрядчестве можно найти здесь - rpsc.ru, ancient-orthodoxy.narod.ru (беглопоповцы РДЦ), edinoslavie.ru (единоверческая (униатская церковь РПЦ МП)), staroobrad.ru, а также мега-портал о современной жизни старообрядчества и историческими данными - samstar.ucoz.ru Спаси Христос!

0

24

Шляхов написал(а):

ДВУМЯ ПЕРСТАМИ КРЕСТЯТСЯ САТАНИСТЫ И БЕСНОВАТЫЕ.

    Ну значит у нас до 1666 года на Руси жили одни бесноватые. К ним относятся: Александр Невский, Сергий Радонежский, Дмитрий Донской, Иоанн Грозный, патриарх Гермоген, Минин с Пожарским и др.

Шляхов написал(а):

В НАШИ ДНИ СПЕЦИАЛЬНО ВСЕ ПЕРЕМЕШАЛИ, ЧТОБЫ ЛЮДЕЙ ЗАДУРИТЬ

  Стало быть, кого удалось задурить, тот становится сатанистом и(или) бесноватым. Или еще можно сказать: любой человек, которого просто обманули - бесноватый или сатанист. Алексей, с кем ты общаешься? Шиза - заболевание инфекционное. Будь осторожен.

Aleksey19-24 написал(а):

Саня-Штурман, а ты как крестишься? Три или два?

Когда являлся прихожанином мос.пархата, (то есть был забамбашенным шизиком), крестился как все тремя перстами. Потом принял решение перейти на двуперстие, и практически в тот же год (2010) благополучно вышел из секты и крестился в Российской Православной Церкви (или РПЦЗ). Поэтому ты фильтруй тему: эта тема начата довольно давно. Александр тоже вышел из пархата в 2010 году. А до 2010 мы считали пархат Церковью, что видно из старых постов данной темы.

0

25

Aleksey19-24 написал(а):

Ну есть да бред говорит. (Рафаил Берестов тоже бред говорит про паспорта). Но человек то сам праведник! Со злом как Квачков борится, я вон читаю его блог так он этих казаков вообще чуть ли не секирой рубит когда они гундяеву поклоняются. Он же не специально ошибается, а по незнанию.

А вот ты попробуй сам скажи ему про то, что он ошибается и сам себе противоречит - и посмотри его реакцию. Увидишь удивительный результат.

Aleksey19-24 написал(а):

Потом он еще рассказывал как в разрушенном старом вроде царском храме подобрал ободранную икону Пресвятой Богородицы, так она у него стоит сейчас и сама обновляется, т.е. магически возвращается в ее изначальный новый вид (убираются се потертости и т.п.).

А я знаю, зачем он всем рассказывает про свои "чудеса". И зачем кроет кизяков (конечно их есть за что крыть, клоунов). Все это он делает только для одного: Чтобы потом про него сказали: какой он праведник. Все это называется одним простым словом - тщеславие. Потому что других целей и результатов у этого словоблудия нет и быть не может. Квачков собрал людей и эти люди сейчас вместе решают насущные задачи. И не ради тщеславия он сидит в тюрьме. А эти клоуны (Берестов и Шляхов) занимаются словоблудием и шизой. Праведный человек прежде всего видит Истину и Очевидность, а если в чем-то ошибается, то несет за это полную ответственность. Если ты нацепил рясу и "вещаешь" в народ - будь добр отвечать за свои слова. А не навязывать с энтузиазмом свой бред другим. Но, млять! Надо же еще сильно про свои домашние "чудеса" всем рассказать! А то ведь не поверят бредятине! А так глядишь, сам о себе напел. Пускай не всему поверят, но кое-что все равно останется.
  Есть сказка-притча очень интересная и значительная:
Жил-был один очень святой пес, и единственным отличием его философии от философии всех остальных собак было то, что собаки не развиваются оттого, что все время лают понапрасну и тратят свою энергию зря.
— Почему вы лаете на луну? — И бедные псы переглядывались друг с другом: "Ну что тут скажешь?" — Почему вы лаете на всех людей в форме? — Собаки очень против формы — полицейских, почтальонов, саньясинов. Как только собака видит человека в форме, она сразу начинает подозревать неладное.
Этого святого пса все больше и больше почитали и уважали. Бедные-несчастные собаки говорили:
— Ты — великий пес, а мы — всего лишь самые обыкновенные собаки. Нам стыдно, но что мы можем поделать? Мы не можем контролировать; побрехать для нас — слишком большое искушение. Мы всячески стараемся держать себя в рамках. Нам понятна твоя идея — если мы перестанем лаять, у нас накопится столько энергии, что сама эта энергия превратится в развитие.
Святой становился все более и более великим, и собаки поклонялись ему. В конце концов, однажды в полнолуние они решили: "Хотя бы раз в году — а эта ночь полнолуния приходилась на день рождения великого святого — хотя бы в день его рождения мы должны помолчать. Конечно, не лаять целую ночь — да еще в ночь полнолуния — будет очень трудно, но мы должны сделать это, хотя бы в честь великого святого".
Они решили: "Что бы ни случилось, каждый должен забиться в темный уголок, закрыть глаза и лечь. И не смотреть всю ночь туда-сюда. Это вопрос всего-то одной ночи, а завтра мы можем налаяться всласть, но этой ночью..." Великий святой был крайне озадачен. Прошел час, луна поднялась высоко; два часа прошло, но нигде не было видно ни одной собаки. Куда они все подевались? И нигде не было слышно лая. Ощущение было очень странное.
Близилась полночь, и впервые великий святой понял, как ему до сих пор удавалось сдерживаться от искушения полаять. В конце концов, он тоже собака. Он мог удержаться, потому что ему было некогда. Вся его энергия уходила на проповеди, которые он произносил по всему городу, на то, чтобы держать собак в руках и поучать их: "Ваш лай — наше падение".
Он весь день напролет лаял на других собак! Но этой ночью внезапно в его горле возникло ужасное раздражение, непреодолимое... Прошло полночи, и он впервые обнаружил, что он — тоже собака. Надо было что-то делать; это становилось уже слишком.
Он пошел в темный уголок и залаял. Другие собаки услышали, что кто-то нарушил договор. Они тоже страдали полночи, и раз уж один нарушил соглашение, они тоже не обязаны больше соблюдать его, контракт окончен.
Весь город внезапно наполнился собачьим лаем, и святой вернулся и снова начал учить:
— Я столько раз повторял вам, но даже в день моего рождения вы не можете помолчать хотя бы одну ночь. Это падение. Именно поэтому другие животные достигли высших стадий развития, а собаки, обладающие таким огромным потенциалом, все еще отстают.
Собаки сказали:
— Прости нас. Просто кто-то нарушил соглашение, но мы не знаем кто. Мы продержались полночи... ты понимаешь, как это было трудно. Это под силу только святым вроде тебя. Мы — самые обычные шавки, совсем безнадежные. Мы готовы поклоняться тебе, мы готовы верить в тебя, мы — твои последователи, но мы не можем измениться.
Все тщеславные люди — притворщики, лицемеры, актеры. Они могут играть святых — фактически, они играют святых; все, что им необходимо — это уважение.
В тот день, когда святым перестанут поклоняться, святые исчезнут. Чем больше вы почитаете святых, тем больше людей готовы делать противоестественные веши, вещи против самих себя. Желание признания, желание уважения, желание считаться "праведнее всех" так велико, так непреодолимо.

0

26

Aleksey19-24 написал(а):

Факт в том что у не праведников нечего мироточить не будет (Бог к ним в гости не пойдет), иначе это замануха будет.

Прежде чем засвидетельствовать о наличии мироточения от Бога, то раньше читали чин о наличии беса в сем "чуде". А чудить они умеют! А сейчас у нас все мироточит, аж льется, особенно в Московской Пархатии.
А крестное знамение можно делать и по новому и по старому.

Aleksey19-24 написал(а):

Нету щас понимаешь нигде царских батюшек, ну нету епт

Есть царские батюшки и Церковь сохранена. http://www.rospc.org
Обращайся в личку, если есть желание.

0

27

Шляхов написал(а):

ДВУМЯ ПЕРСТАМИ КРЕСТЯТСЯ САТАНИСТЫ И БЕСНОВАТЫЕ.

Еще на заметку привожу мнение Человека-Воина, на деле доказавшего свое Православие:
    Одновременно необходимо заметить, что при поклоне с крестным знамением и молитвенном обращении к христианским святым, начиная с первых веков христианства, с первых русских святых и всех иных в земле Российской просиявших до церковной реформы Никона 1653-56 гг. возникает некоторое религиозное смятение. Все эти наши святые, духовно глядящие на нас с икон и во время любого обращения к ним, осеняли себя крестным знамением «двумя персты». Я лично хочу, другие, надеюсь тоже, чувствовать себя в одной вере со св. Николаем Чудотворцем, со св. Владимиром, А. Невским, С. Радонежским и великими другими «дораскольными» святыми, и, признаюсь, обращаясь к ним, крещусь так же, как это делали они: святые должны видеть, что я так же верю в Христа, как верили они, и являюсь того  же вероисповедания, что и они. Думаю, что так же, как совершение службы в храме и молитвы на церковно-славянском языке имеет сакральный религиозный смысл, поскольку православный человек является и ощущает себя в это время продолжением того же смысла тех же  тысячелетних слов-звуков, так и двуперстное крестное знамение подтверждает духовно-религиозную связь с нашими христианскими святыми предками. Мне мыслится верным, чтобы в Преображенном православии двуперстие и троеперстие были равноценны, одинаково признаваемы и допустимы.
(полковник Квачков "Русская революция неизбежна" глава VII п. 7.2.3)

0

28

Правильно, а то на старообрядцев много гонений сейчас. У нас вон есть недалеко от меня Лыкова живет, правда вся в древность залезла и вылазить не хочет. Впрочем они все в основном такие щас.

0


Вы здесь » Православный форум о жизни. » Православие » Старообрядчество - догматическая православная вера.