Православный форум о жизни.

Объявление

 

 

 

 

 
Верхний, нижний большой баннер и реклама под Православным календарем к форуму отношения не имеют. Это обязательные условия для бесплатного форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Православный форум о жизни. » Православие » Православные стихи


Православные стихи

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

ДУХОВНАЯ БРАНЬ

Я жил под кровом веры Благодатной,
В тиши молитвы к Богу воссылал...
Вдруг искуситель нагло и превратно
Не те слова нашептывать мне стал.

С тех пор лукавый расставлял ловушки...
Внезапно попадая в них — на миг! —
Как часто я служил послушною игрушкой
И, падая, чуть духом не поник.

Зачем хулу и яд вливаешь в уши,
Назойливый и тайный супостат?
Куда ведешь? Зачем пиявишь душу?
Ты, мерзкий, опротивел во сто крат.

Но враг упрям, коварный и безстыжий,
Терзает душу, истязует плоть...
В безсилии своем я к Богу — ближе..
К Нему взываю «Помоги, Господь!

Ты всюду: солнце, море, птицы, сосны-
Всё Ты- в дрожаньи каждого листа.
Пребудь со мной, Зиждитель Живоносный,
Не дай погибнуть, на защиту — встань!».

И прояснилось: ложные наветы
Не что иное — тление и дым...
К Тебе стремимся — истине и Свету,
Хвалу тебе, о Боже, воздадим!

протоиерей Рафаил Яганов
***
Ты - жизнь, Ты - истина, Ты - путь
Христос!... К Тебе мы приступаем,
Устами смертными прильнуть
К безсмертной чаше мы дерзаем!
Мы недостойны Благ Твоих:
Преступны, лживы наши нравы,
Но - пощади рабов Своих,
Не погуби нас, Боже правый!
Не вспомни пред Судом Твоим
Грехи, безумные деянья!
Не попали Огнём Своим
Ничтожных Душ существованье!...
Взвилась завеса... больше слёз!
Смиренья больше, люди - братья!
Отверсты двери, - вот Христос
Зовёт нас всех в Свои объятья!...

А. Ключарев

0

2

Очень хорошие стихи!!! Мне нравятся.

0

3

Мне тоже! Вот и решил создать темку :)

0

4

Источник: Авторский проект Марины Волковой

И.Талькову
Словно раненый в сердце, великий поэт,
Пел для нас, помогая проснуться, -
Он России пророчил великий рассвет,
Обещая однажды вернуться.

Я пророчить не берусь, но точно знаю, что вернусь,
Пусть даже через сто веков, в страну не дураков, а гениев

Он вернулся уже, не прошло сто веков -
Но он с нами, бессмертный и юный, -
Воплощенье отца - младший Игорь Тальков
Так же тронул гитарные струны.

И опять по Руси его песни звенят
И поэт пребывает меж нами,
Православные храмы призывно звонят
И на солнце блестят куполами.

Читая В.Солоухина

* * *
Разлетелась кровавая стая
В пух и прах, да на все времена,
Русь воскресла – родная, святая,
Облеченная в Солнце жена.
* * *
Море крови русской – по колено?
В судный час Мессию не зови! –
Не восстанешь из гнилого тлена,
Захлебнувшись в собственной крови.

Не Любви, а слабости учили –
Не давать отпор, бежать, прощать,
Только мы Россию защитили
И вовеки будем защищать.

Мы с любовью, только без пощады –
Трепещите, наши палачи! –
Чтобы дать достойной вам награды,
Есть у нас и сабли, и мечи.

За разбой, поруганные храмы,
За людей, что нам не воскресить,
Вы в ответе – палачи и хамы.
Бог простит. А мне вас – не простить.
* * *
Люди русские, славяне!
Неужель забыли, кто вы?
Одолели басурмане,
Давят тяжкие оковы,
Времена сейчас лихие,
Русь Святая терпит муки,
Где ж вы, витязи России?
Где Богов великих внуки?

Хвать ныть и отсыпаться,
Да ругать во всем евреев,
Не к лицу нам пресмыкаться,
Просыпайтесь же скорее!
За соху, за меч возьмемся,
Да потрудимся во славу,
Все на мельницу польется
Воскресающей Державы.
* * *
Минул век пожаров и расправ.
Через годы боли и невзгод
Ты прошел, себя не потеряв,
Богоносный, солнечный Народ,

Не растаял в мракобесной тьме,
Не забыл Отечество и Честь,
Воскресаешь на родной Земле –
Ведь она – Земля родная – есть!
* * *
Воскресает Великая Русь
На обломках поруганной славы,
И встает над усталой Москвой
Череда золотых куполов,
Я в сыновнем поклоне склонюсь
У подножья великой Державы,
И блеснут небеса синевой
Под священный звон колоколов.

Воскресает Родная Земля,
Зарастают разрытые нивы,
Просыпается русский народ
От глубокого мертвого сна,
Золотятся под солнцем поля,
Шелестят серебристые ивы,
Каждый день, каждый новый восход
Освящает святая весна.

0

5

Источник: http://www.foru.ru/slovo.1227.3.html

Кто ближний?

Кто ближний мне? спросил законник Иисуса,
Лелея в сердце мысль, чтоб уловить Христа,
Скрывая благодушием улыбки яд искуса
И чтоб в итоге фальшью оправдать себя

Господь, проникнув в сердце полное лукавства
ответил притчей, как внешним должно быть
скажи, кто раненному ближним оказался?
Самарянин, священник иль левит?

Не смог солгать Христу, ответил чинно,
Конечно, ближний – оказавший милость
Но всё же, не признал он в Нём Самарянина
Не может ввысь взлететь людская низость

Так кто же ближний нам, попробуй-ка, ответь,
к тебе израненный грехом взывает вновь,
Остановись же брат, берущий в руку плеть
Так часто слово произносящий – Любовь

0

6

Ясли
Ясли, - так мечтал один ребёнок, -
Можно склеить из цветных картинок,
Сделать из бумаги золотой
Пастухов с рождественской звездой.
Ослик, вол - какая красота! -
Встанут рядом с яслями Христа.
Вот они - в одеждах позолоченных
Три цар из дивных стран восточных.
По пустыне в ожиданье чуда
Их везут послушнае верблюды
А христос-младенец? В этот час
Он в сердцах у каждого из нас!
                            Карин Морис
                       перевод В. Берестов

К Тебе стремлю я мысль и чувствия и дух,
И сердцем существо Твое я прославляю;
О Боже! преклони к усердным песням слух.
Мне помощ не нужна парнасска Аполлона,
Дабы Создателя усердием почтить;
Не надобно к тому гремящий лиры звона, -
Лишь надобно уметь Создател любить.
                                            Г. Державин.

0

7

30 июля 1982 года в семье усинских рабочих Александра Ивановича и Марии Михайловны Зиберовых родилась дочка. Крепенькая, здоровая, но, по словам врачей, перехоженная. По желанию папы, строителя из "Усинскостроя", девочку нарекли Антониной. Правда, маме хотелось назватьдочку Ксенией. Ей было 22 года, когда по благословению Владыки Питирима, Епископа Сыктывкарского и Воркутинского, игумен Михаил Тихонов в сослужении усинских священников совершил монашеский постриг. Это произошло 25 июня 2005 года в усинской квартире Зиберовых. Великая благодать ощущалась присутствовавшими: священниками, родными, знакомыми, - и люди плакали в умилении сердечном. И Тонечка, Тоша, как звали ее близкие, стала матушкой Ксенией. "Великомученицей Ксенией" - так многие стали называть матушку. На подвиг монашеского пути Бог отпустил ей год жизни: 11 июня 2006 года, в день Святой Троицы, юная монахиня отошла ко Господу, пройдя через горнило великих страданий...

Поэма о спасении души
Суббота, а может и воскресенье.
День летний стоит на дворе.
Дождик с утра задорно слагает
Куплеты о новой поре.

Голубки дождю подпевают
И солнце быстро взошло.
Девчонка лежит и рыдает, -
Наверное, время пришло,

Пришло, видно, время прощаться
С родными, друзьями и тем,
Кто мог еще ей восхищаться:
Блистательным взором очей.

Словом сказать, ее вскоре не будет
На грешной, безумной земле.
"Сама виновата", - сказали ей люди.
И все же судить здесь не мне.

Девчонка лежит неподвижно.
Лишь слышно биенье в груди.
Желания нет очевидно,
Бесследно из жизни уйти.

Ей двадцать годков от рождения.
И колкая рана внутри, -
За что эта боль на свой день рождения?
Но все так уж вышло, увы!

В тот самый момент ей открылась картина,
За что и зачем наказание ей.
За легкую праздную жизнь и распутство...
И за предательство близких людей.

На ноги взглянула - они без движения.
И руки совсем не во власти твоей.
У Бога, наверное, просит прощения:
"Возьми меня, Боже, к себе поскорей".

Девчонка молилась - днем и ночью
Настолько, насколько хватало ей сил.
А мама молилась у Бога за дочку,
Чтоб он ей надежду вселил.

Девчонка не плачет, но втайне мечтает
О высшей небесной любви.
Не может поверить, что слово "измена"
Привычно для русской души.

И смотрит на розу - она увядает,
И вмиг понимает, что время пришло:
Но что-то мешает - ВЕРА В СПАСЕНЬЕ, -
И векам становится вдруг тяжело...

Единственной радостью в жизни родителей
Была ты, красивая, нежная дочь.
А мать в безысходности падает медленно -
Она не в силах ничем ей помочь.

...Настала и осень. Сменилась погода.
Тепери и листва под ногами шуршит.
И роза завяла, и нет больше дочки.
И мать на софе без движенья лежит.

Скажи, о великая наша Премудрость,
Чтоб истину жизни понять до конца,
Не правда ль, попасть в неприятности НУЖНО,
С которых не выбраться нам БЕЗ ТРУДА.

С потерею близких - жизнь не кончается,
Однажды, проснувшись, увидела мать:
На кустике розы, совсем увядающем,
Три новых листочка спешат прорастать.

МАТУШКА КСЕНИЯ

ЕПАРХИАЛЬНЫЕ ВЕДОМОСТИ 2007 №13-14 (146-147), июнь, г. Сыктывкар.

0

8

здорово...и...печально как то...зато чётко...

0

9

Я еле набрал ее стихи, очень тяжело печатать было....Статья еще есть о страданиях матушки Ксении...постараюсь выложить..

0

10

Ночь - распахнутой двери чернеет проем...
А в него - облаков клочья.
Мы с тобою пойдём под отвесным дождём,
Под зубастым дождём - волчьим.

И закрутят ветра, засвистят, загудят.
И в лицо - по губам, по сопатке...
Предрассветный, раскатный и звонкий набат
С наших глаз отдирает заплатки.

Режет по полю сполох - свячёная сталь.
И развилка. Направо? Налево?
Эта тропка - куда? Во святые места?
Под подошвами - рожь? Или плевел?

...А за рекой, за рекою
   За грозовой, огневою
   На тетиве горизонта
   День - раскалённой стрелою...

И за тучей заря
Выбирает наряд.
В чём на праздничек на люди выйти?
Платье в цвет янтаря? В цвет груди снегиря?
Или с кровью запёкшейся китель?..

До рассвета дойти - будет день. Белый день...
Отчего так в груди тесно?
В сердце - ветер. Он крутит ладью по воде.
А на мачте горит крестик.
         + + +

Смутно мне.. Сижу за частоколом.
Я - стрельчишко. Зябко, зябко, братцы!
Колокол зудит, надтреснут голос.
Что за день сегодня? Глянуть в святцы,

Да кваску бы с хреном, да на печку...
Тише! Скачут. Эва, царь, вестимо!
Вишь, парик напялил - и далече,
На Кукуй отправился, родимый.

Что ж ему в палатах не сидится?
Постоял бы, что ли за, обедней.
Благостно! А он ужо к девице..
К немке энтой самой непотребной,

Ляжками трясти с заморской курвой...
Ежли б эти мысли видел кто-то -
Выл бы я от собственной от дури,
Срал со страху да тонул в болоте...

Все мы, все мы тонем. Страшно! Страшно!
Ну, как завтра волки взвоют: "Любо!"
Да с верхушки той веселой башни
К нам на копья кинут  жонку глупу,

Старика со впалыми щеками
Да мальчонку лет семи от роду...
Не людьми, а серыми волками
Будут рвать на части.. Броду! Броду!

Броду мне найти бы в том болоте...
Колокол умолк. Туман все гуще.
Скоро смена.
Боже, дай нам броду.
Чтоб не сгинуть...

-Эй! Уснул, Хлопуша?

        + + +

Плесень. Там пахнет плесенью.
Ступени уходят вниз.
По лесенке, скользкой лесенке
Карабкайся, не споткнись.

Тихо играет музыка -
Там, далеко внизу.
Бьется свинцовым грузиком -
вдруг оборвется?- пульс.

Хохот. И скрипка - иглами.
Эхо вослед скулит.
"Леску! Сорвется!.." Выгнулась
Лестница.
Вверх! Ушли?....

Тихо смотрю на небушко.
Небушко, мы бежим...
Боже, прости мя, грешного.
Лесенка - это жизнь.

Отредактировано Феогностка (2007-09-23 16:30:22)

0

11

Хорошие стихи, понравились :)

0

12

О, есть неповторимые слова,
Кто их сказал - истратил слишком много.
Неистощима только синева
Небесная и милосердье Бога.

(Анна Ахматова)

0

13

Посвящается Их Императорским Высочествам
Великим Княжнам Ольге Николаевне и Татьяне Николаевне

МОЛИТВА
Пошли нам, Господи, терпенье,
В годину буйных, мрачных дней,
Сносить народное гоненье
И пытки наших палачей.
Дай крепость нам, о Боже правый,
Злодейства ближнего прощать
И крест тяжелый и кровавый
С Твоею кротостью встречать.
И в дни мятежного волненья,
Когда ограбят нас враги,
Терпеть позор и униженья,
Христос, Спаситель, помоги!
Владыка мира, Бог вселенной!
Благослови молитвой нас
И дай покой душе смиренной
В невыносимый смертный час...
И, у преддверия могилы,
Вдохни в уста Твоих рабов
Нечеловеческие силы
Молиться кротко за врагов!

(Сергей Бехтеев)

0

14

Желать любви к себе –
Нескромно и опасно.
Желать любви другим –
Удобно и легко.
Препятствовать любви –
Преступно и напрасно:
Источники её безмерно высоко.
Шутить с любовью – грех,
Играть – недопустимо.
Финал такой игры –
Отчаянье, позор!
Учиться у любви –
Вот что необходимо.
И следовать за ней
На крест, как на Фавор.

Владимир Зыбкин

0

15

ЕДИНОМУ

Смотреть на мир - как это много!
Какая радость без конца!
Смотреть на мир и видеть Бога,
Непостижимого отца.
По вере жить - как это много!
Не уклоняясь от креста,
По вере жить и славить Бога.
За нас распятого Христа
В молитве быть - как это много!
Встречать сердечную весну.
В молитве быть и слышать Бога
Святого Духа тишину.
А.Солодовников

Без заголовка

В борьбе за хлеб,в земной тревоге
Нам суждены удары в грудь.
Но лишь сойдя с большой дороги,
Мы обретаем правый путь.
Все не сбылось,о чем мечтали,
Бредем и мы в толпе калек,
Но чрез утраты и печали
Растет духовный человек.
А.Солодовников

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

16

Разговор двух младенцев

Во чреве мать услышала беседу.
Спросил один младенец у второго,
Счастливого и мудрого соседа:
– Ты веришь, что есть жизнь и после родов?

– О да, мой брат. И в этом нет сомнений.
Жизнь только после родов жизнью будет,
Когда простор и свет однажды сменит
Наш тёмный мир, когда мы выйдем в люди.

– Не может быть. Все это просто бредни.
Нет, жизни после родов не бывает.
Ведь роды – бытия момент последний.
И каждый эмбрион об этом знает.

– Пускай я не могу проверить это,
Но все же, безусловно, твердо верю,
Что там мы встретим очень много света,
Что там мы увеличимся в размере,
Что будем мы ходить и сами кушать
И там мы ощутим, что значит счастье.

– Нелепый вздор. Смешно тебя мне слушать.
Не довелось оттуда возвращаться
Еще ни одному. Слепая вера
Твоя не поддаётся экспертизе.
Весь мир – водой заполненная сфера
И пуповина. Никаких сюрпризов.

– Там ждёт нас мама и ее забота,
Ее улыбка и любовь, и ласка.

– Ты веришь в маму? Никакой я что-то
Не видел мамы. Это просто сказка.

– Нет, иногда, в особые мгновенья,
Когда все в нашем мире затихает,
Мы можем слышать нашей мамы пенье
И чувствовать, когда она вздыхает.

Мать рассмеялась весело и звонко,
По животу погладила рукою.
От своего любимого ребёнка
Приятно было слышать ей такое.

Петр Орлов

0

17

Класс! Особенно про детей двух...собственно люди в мире спорят точно так же...и Бог так же любит только тех кто верит в то что после смерти тоже есть жизнь....супер!

0

18

Прошел осенний дождь,
Упали с веток листья.
Край родной покинут прочь
Куда не возвратится.

И нет пути назад-
В страну берез белесых.
Я все отдам, я был бы рад
Полежать в сугробах нежных.

Но вечно буду помнить я
Твоих ветров порывы,
Как сидя в поле у ручья
Смотрел в нем солнца переливы.

Как зажигают небо звезды,
И шелест листьев на ветвях.
Все останется со мною,
В чужих таинственных краях.

0

19

гимн преподобного Симеона Нового Богослова в стихотворном переводе с греческого

ОБЩЕЕ НАСТАВЛЕНИЕ С ОБЛИЧЕНИЕМ КО ВСЕМ: ЦАРЯМ, АРХИЕРЕЯМ, СВЯЩЕННИКАМ, МОНАХАМ И МИРЯНАМ, ИЗРЕЧЕННОЕ И ИЗРЕКАЕМОЕ ОТ УСТ БОЖЬИХ

Подай, о Христе, мне в словах моих мудрость,
Божественный ум, просвещение свыше,
Ведь знаешь Ты слов моих немощь и бедность,
Мою непричастность всем внешним наукам.
Ты знаешь, что только Тебя я имею,
Познанием, мудростью, жизнью и словом,
Спасителем-Богом, защитником в жизни,
Дыханьем души моей, бедной и нищей.
Я — странник, пришелец, в словах неискусный,
А Ты — и надежда моя, и поддержка,
Покров мой, прибежище и утешенье,
Хвала моя Ты и богатство и слава.
От мира меня захотел Ты исхитить,
О Слово и Бог, по Твоей благодати,
Хоть я недостойный, ничтожный и странник,
И хуже людей и зверей бессловесных.
Дерзая на милость Твою, умоляя,
Прося, припадая к Тебе, говорю я:
Дай верное слово, дай силу, дай крепость
Сказать всем, кто служат Тебе как Владыке -
Князьям и рабам, совершителям таинств,
Которые мнят, что Тебя они видят,
И служат Тебе, всех Царю и Владыке.

О люди! Цари и все сильные мира,
Священники, архиереи, монахи
И люди всех званий, чинов и сословий,
Послушать меня не сочтите излишним,
Мой голос услышьте и слову внемлите,
Хоть я человек совершенно ничтожный.
Откройте мне уши сердец ваших, люди,
Услышьте, познайте, что Бог говорит вам -
Бог всех неприступный, един Вседержитель,
Предвечный, Который рукою содержит
Всю землю и все, что на ней существует.

Цари! Хорошо, что ведете вы войны
С народами дикими, если при этом
Вы сами языческих дел не творите,
Обычаев, нравов, советов, решений,
В делах и словах если вы не отвергли
Меня, всех Царя и Владыку вселенной.
Но лучше б вам было блюсти Мое слово
И, строго храня все Мои повеленья,
В блаженнейшей бедности жить безмятежно!
Что пользы страну защищать вам от рабства,
Самим же всегда оставаться рабами
Страстей и пороков и бесов лукавых,
Своими делами себе уготовав
Огонь нестерпимый и вечную муку?
Все те хороши и дела, и поступки,
Что ради Меня человек совершает
И ради любви и из милости к ближним.
Но прежде себя пусть помилует каждый,
Слова Мои все соблюдать пусть стремится,
Всегда принося покаянье от сердца
Во всем, что, конечно, им сделано раньше,
И не возвращаясь к подобным поступкам.
Всегда пусть в словах пребывает Владыки,
В Моих повеленьях и строгих законах;
Пусть все соблюдает он даже до смерти,
Ни словом одним, ни единой чертою
Из книг и Писаний не пренебрегая.
Вот это — Мне жертва, вот это — дары Мне,
И благоуханье и приношенье:
Без этого вы — всех язычников хуже!

Епископы, главы епархий, познайте:
Вы — образа все Моего отпечаток,
Поставлены вы говорить предо Мною,
В собраниях праведных вы предстоите,
Зоветесь Моими вы учениками,
Носящими Мой пребожественный образ.
Вы даже над маленьким общим собраньем
Такую великую власть получили,
Какой наделен от Отца Я, Бог Слово.
Я — Бог по природе, но Я воплотился
И стал Я двояким — в двух действиях, волях
И в двух естествах. Нераздельно, неслитно
Я есмь человек, но и Бог совершенный.
И как человек, Я всех вас удостоил
Руками Меня и держать, и касаться,
Как Бог же всегда остаюсь недоступным
И неуловимым для рук ваших бренных.
Невидим для тех Я, кто видеть не могут,
Закланный за всех — неприступным остался,
Двоякий в одной всесвятой Ипостаси.

Среди же епископов есть и такие,
Которые саном гордятся безмерно,
Всегда превозносятся над остальными,
Считая их всех за ничтожных и низких.
Немало епископов есть, что по жизни
Весьма далеки от достоинства сана.
Я здесь говорю не о тех, у которых
Слова согласуются с жизнью, делами,
А жизнь отражает ученье и слово,
Но Я говорю о епископах многих,
Чья жизнь не похожа на их назиданья,
И кто Мои страшные тайны не знают
И мнят, что Мой огненный хлеб они держат,
Но хлеб Мой они, как простой, презирают,
И думают, будто кусок они видят
И хлеб лишь едят, а невидимой славы
Моей совершенно увидеть не могут.

Итак, из епископов мало достойных.
Есть много таких, что высоки по сану,
А видом смиренны — но ложным смиреньем,
Противным, дурным, лицемерным смиреньем.
Гоняясь всегда за людской похвалою,
Меня презирают, Творца всей вселенной,
Как будто бедняк Я худой и презренный.
Они Мое Тело берут недостойно,
Стремясь превзойти всех людей, не имея
Одежды Моей благодати, которой
Они никогда и никак не имели.
Незванно и дерзко в Мой храм они входят,
Вступают вовнутрь несказанных чертогов,
куда недостойны смотреть и снаружи.
Но Я, милосердный, терплю их бесстыдство.
Войдя же, со Мной говорят, словно с другом:
Себя не рабами хотят, но друзьями
Они показать — и стоят там без страха.
Совсем не имея Моей благодати,
Они обещают ходатайства людям,
Хоть сами во многих грехах виноваты.
Они надевают блестящие ризы,
Но чистыми кажутся только снаружи:
Их души — грязнее болотной трясины,
Ужасней они смертоносного яда
У этих злодеев, что праведны с виду.

Как некогда скверный предатель Иуда
Взяд хлеб от Меня и вкусил недостойно,
Как будто был хлеб тот простой и обычный,
И тотчас “по хлебе” вошел в него дьявол
И сделал бесстыдным предателем Бога,
Своей исполнителем воли коварной,
Рабом и слугой своим сделал Иуду,
Так точно случится в неведенье с теми,
Кто дерзко и с гордостью и недостойно
К Божественным Тайнам Моим прикоснутся.
Особенно главы епархий, престолов,
Священноначальники часто имеют
И прежде Причастья сожженную совесть,
И после — совсем осужденную совесть.
Входя в Мой божественный двор  с дерзновеньем,
Бесстыдно стоят в алтарях и болтают,
Не видя Меня и не чувствуя вовсе
Моей неприступной божественной славы,
Ведь если бы видели, так бы не смели
Всегда поступать, не дерзнули бы даже
Войти и в притвор православного храма.

Да, все, что написано мной, это правда.
И всякий желающий в том убедится
По нашим делам, иереев негодных,
И лжи никакой не найдет и признает,
Что Бог чрез меня говорит всем об этом.
Признает он все, если сам он, конечно,
Не кто-то один из творящих все это
И если не тщится он хитрым обманом
Свой собственный срам прикрывать, но однако
Пред всеми людьми и пред силами неба
“Все тайное тьмы” Бог соделает явным.

Но кто же из нас, иереев, сегодня
Сначала очистил себя от пороков
И только потом уж дерзнул на священство?
Кто мог бы сказать дерзновенно, что славу
Земную презрел и священство воспринял
Лишь ради небесной божественной славы?
Кто только Христа возлюбил всей душою,
А золото все и богатство отринул?
Кто скромно живет и доволен немногим?
А кто никогда не присвоил чужого?
Кого же за взятки не мучает совесть?
И кто не старался при помощи взяток
Сам стать иереем и сделать другого,
Купив и продав благодать и священство?
Кто в сан не возвел недостойного друга,
Ему пред достойным отдав предпочтенье?
А кто не хотел бы епископским саном
Друзей наделить, чтоб в епархиях чуждых
Во всем обладать и влияньем, и властью?
Но это обычным считается делом
И даже безгрешным у тех, кто вмешаться
Хотят непременно в дела всех епархий.
А кто не давал по указке начальства,
По просьбе мирских, и князей, и богатых
Священного сана тому, кто не должен
И кто недостоин быть пастырем в Церкви?
Поистине, нет никого в наше время
Из всех их, кто чистое сердце имел бы,
Кого бы не мучила совесть за это,
Ведь он непременно соделал что-либо
Одно из того, о чем сказано выше.

Но все мы без страха грешим ежедневно,
Со злом не борясь, дел добра не являя,
Поэтому мы и не каемся вовсе,
В глубины греха с головой погрузившись,
Бесчувственно в них пребывая все время.
Не ведая вкуса божественной славы,
Не можем отвергнуть мы славу земную,
А эта любовь к человеческой славе
Душе никогда не дает ни смиряться,
Ни также себя осуждать добровольно.
Итак, если понял ты все, то скажи мне:
Кто гонится за человеческой славой,
Кто очень нуждается в тленном богатстве,
Кто золота хочет иметь слишком много,
Кто стал ненасытным в хищенье чужого,
Злопамятным к тем, кто дают не так часто,
Как может сказать, что имеет он Бога,
Что любит Христа, что и Духа имеет?
А кто совершенно Христа не воспринял,
Отца не имеет и Духа не просит,
Чтоб в нем пребывал и ходил ощутимо,
Кто Бога единого в сердце не носит,
Как может служенье нести непорочно,
Кем будет научен святому смиренью,
Как будет научен божественной воле?
Кто станет ходатайствовать за такого
И кто примирить его с Богом способен,
Представить его непостыдным слугою
Пречистого и непорочного Бога,
Который невидим для всех херувимов,
Который для ангелов всех неприступен?
Кто даст ему силу служить непорочно
Священную службу, всегда совершая
Достойно бескровную страшную жертву?
И кто из людей, кто из ангелов Божьих
Сказать это может и сделать способен?

Но я говорю и всем вам возвещаю -
Никто не прельщайся словами моими! -
Кто прежде всего этот мир не оставит,
Все то, что есть в мире, душой ненавидя,
И кто одного лишь Христа не возлюбит
И ради Него не погубит кто душу,
Не зная совсем человеческой жизни,
Но как бы всегда, каждый час умирая,
Не будет рыдать о себе кто и плакать,
Влеченье к Нему одному лишь имея,
И кто не пройдет чрез труды и печали
И Дуза Святого внутрь сердца не примет,
Которого дал Он апостолам Божьим,
Чтоб с помощью Духа все страсти отринуть,
Чтоб с легкостью в добрых делах упражняться,
Источники слез чтобы стяжать, от которыз
Дущи очищенье, луши созерцанье,
Познанье святой и божественной воли,
Божественным светом с небес просвещенье,
Небесного света всегда созерцанье,
Бесстрастье и святость даются всем людям,
Которые Господа видеть способны
И в сердце имеют Его постоянно,
Которые Богом хранимы, и сами
Хранят невредимо Его повеленья -
Итак, кто все это в себе не имеет,
Тот пусть не старается стать иереем,
Над душами власть получить не стремится,
Начальником стать пусть отнюдь не дерзает.
Но как Сам Христос и приносится Богу,
Отцу Своему, и Себя же приносит,
Так точно и нас Он приносит Владыке
И Сам же опять принимает обратно.
Иначе же нам в осуждение будет
И в суд совершенье подобных деяний,
Ведь это страшнее убийства и хуже
Блуда, любодейства и прочих пороков,
Которые против людей совершаем.
Грешим постоянно мы друг против друга,
Но тот, кто торгует божественным нагло
И кто благодать продавать не стыдится,
Тот дерзко грешит против Господа Бога.

Всегда предстоящий пред Словом Небесным
И жить должен так, как Оно повелело.
Ему подражая, пусть так говорит он:
“Лисицы все норы имеют, конечно,
И птицы небесные гнезда имеют,
Лишь я не найду, где главу приклонить мне”.
Служитель Христов совершенно не должен
Иметь ничего своего в этой жизни,
Но только лишь то, что потребно для тела,
А все остальное для нищих и бедных,
Для церкви, конечно, должно оставаться.
Но если дерзнет он на личные нужды
Церковные деньги использовать властно
И то, что должно оставаться для бедных,
Родным раздавать и друзьям и знакомым,
Дома возводить, покупать себе земли,
И много рабов набирать и прислуги -
Увы, осужден человек этот будет!
Он будет подобен тому, кто растратил
Все деньги жены неразумно и дерзко,
А после никак расплатиться не может,
Никак возместить все убытки не в силах:
Такого берут и в темницу бросают.

Так будет и с нами, служащими в церкви,
Берущими смело церковные деньги
Для собственных нужд, для родных и знакомых,
Совсем не заботясь о бедных и нищих,
Дома возводящими, бани и башни,
Обители, замки. Так будет со всеми,
Кто копят приданое, свадьбы играют,
А церкви свои совершенно не любят,
Совсем не заботясь о них и не помня.
На долгое время от них отлучаясь,
Живем мы в других государствах и странах,
А жен своих вдовами мы оставляем,
Не помня о них и совсем не заботясь.
Иные из нас остаются на месте,
Но не из любви к прихожанам и храму,
А только чтоб жить от богатых доходов,
Их тратя на всякое злое распутство.

А кто же из нас, иереев, стремится
Спасти свою душу, Христову невесту?
Хотя б одного среди нас покажи мне -
Я буду и этим, поверь мне, доволен!
Но горе всем нам — иереям, монахам,
Епископам, клирикам века седьмого -
Что мы попираем законы Христовы,
Как будто они ничего уж не стоят.
И если бы где-то такой оказался,
Кто мал пред людьми, но велик перед Богом,
Кто, познанный Богом, к страстям не снисходит,
Его, как злодея, всегда изгоняем
Из нашей среды и из наших собраний,
Подобно тому, как Христа отлучили
От Храма начальники, архиереи
И все иудеи, как Сам Он сказал нам
И вновь говорит Своим голосом ясным.
Но Бог вознесет его, Бог его примет
И в этой, и в будещей жизни, прославит
Со всеми святыми, которых Он любит.

А что говорит Слово Божье монахам?
Все те, кто стараются жить в благочестье,
Заботьтесь о внутреннем образе больше,
Тогда и все внешнее чистым пребудет.
Ведт внешнее пользу приносит лишь людям -
И вам, и всем тем, кто дела ваши видят,-
А то, что внутри, для Меня вожделенно,
Создателя всех, и для ангельских воинств.
Но если заботитесь только о внешнем,
В красивых одеждах, в красивом обличье
Являясь пред всеми людьми постоянно,
И если, во внешних делах упражняясь,
О внутреннем образе Божьем забыли,
Совсем не стремитесь украсить, очистить
Усердьем, трудами, слезами Мой образ,
Который пред Богом и всеми являет
Разумными вас и, конечно, богами,
Тогда вы подобны гробам побеленным,
Как некогда я говорил фарисеям,
Безумие их обличая и гордость:
“Извне вы красивы, внутри же вы гнилы,
Костей полны мертвых, и в сердце гниющем
Исполнены злобы, намерений скверных,
Страстей, помышлений, лукавой заботы”.

И кто среди вас ищет подвигов добрых:
Поста, строгой жизни, трудов повседневных,
Железных вериг, власяницы, мозолей
И жесткого ложа, покрытого сеном,
И всяких других добровольных страданий?
Все это прекрасно, когда сочетает
Подвижник такие дела и лишенья
С разумным и внутренним деланьем тайным,
С умом, пониманьем и мудростью скрытой.
А если без них — что великого в этом?
Напрасно себя вы считаете чем-то,
Являясь ничем, и гордитесь напрасно!
Без тайного деланья все вы подобны
Одетым снаружи в красивые ризы,
Внутри же — увы! — пораженным проказой.
Приветствуя внешних обычным приветом,
Заботьтесь о внутреннем деланье только,
В трудах пребывая, в борьбе повседневной,
В деяньях священных и подвигах добрых,
Чтоб девственны в мыслях вы были пред Богом,
Чтоб всяким познаньем ваш ум просветился,
Чтоб были едины со Мною вы, Словом,
В словах Моей мудрости, в знаниях лучших.

Народ Мой священный, все люди Христовы,
Приидите скорее к Владыке и Богу!
Придите ко Мне, узы мира расторгнув,
И всякий обман ваших чувств ненавидьте,
От главных причин всего зла убегайте:
От похоти зренья, от похоти плоти,
От гордости в мыслях и гордости в жизни,
От всяких других помышлений напрасных.
Познайте, что всякая в мире неправда
Того, кто ей служит пристрастно и страстно,
В погибель приводит, врагом Моим сделав.
Прими, о народ Мой, влечение в сердце
К Моим бесконечным божественным благам,
Которые Я, на земле воплотившись,
Тебе приготовил, как верному другу,
Чтоб был ты со Мною всегда на трапезе
И в Царстве Небесном со всеми святыми
Вкушал несказанно бессмертные блага.

Познай же себя, что ты смертен и тленен,
Что малый остаток ты жизни  на свете.
Ничто из мирского с собой не возьмешь ты
Блестящего, сладкого, доброго в жизни,
Когда отойдешь в те селенья отсюда,
Лишь все, что ты сделал в сей временной жизни -
И злое, и доброе — это возьмешь ты.
Познай же всю тленность и смертность земного,
Оставив земное, взойди выше неба:
К Себе, Богу всех и Спасителя мира,
Тебя Я зову, чтоб ты жил бесконечно,
Чтоб благами вечными ты наслаждался,
Которые дам Я всем любящим Бога
Всегда, непрестанно, аминь и во веки!

0

20

Восстань, боязливый:
В пещере твоей
Святая лампада
До утра горит.
Сердечной молитвой,
Пророк, удали
Печальные мысли,
Лукавые сны!
До утра молитву
Смиренно твори;
Небесную книгу
До утра читай!

+++

В минуту жизни трудную
Теснится ль в сердце грусть:
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.
Есть сила благодатная
В созвучье слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.
С души как бремя скатится,
Сомненье далеко -
И верится, и плачется,
И так легко, легко....

0

21

ЗАПОВЕДЬ

За каждый грех придёт расплата.
За жажду власти, жажду злата,
За славословье подлецу
И поклонение «тельцу».
Когда за чревоублаженье
В миру ты ищешь уваженье
Или лелеешь каждый день
Свою тоскующую лень.
И разум твой давно утрачен,
Когда порой тщеславен ты,
Питая ложные мечты,
Гордыней разума охвачен.
Иль сам не знаешь ты откуда
В тебе горит желанье блуда.
Иль зависть злобная в тебе
К иной удачливой судьбе
Незримою в душе сидит
И тайно ей руководит.
Но только помнить ты обязан,
Что будет грех любой наказан.
И действует закон для всех,
Что наказание – за грех.
Пусть утомлён тяжёлым роком,
И жизнь твоя порой плоха.
Несовершение греха –
Твоя победа над пороком.
И к ней, мой друг, всегда спеши,
Как ко спасению души.

Декабрь 1999 г.

ИНОК

http://nebopolitica.ru/index.php?m=491

0

22

Николай II
(Так писал я на третий день "бескровной" русской революции - С.Бехтеев)

В те дни, когда мы все так низко пали,
Везде мне грезится священный Образ Твой,
С глазами, полными божественной печали,
С лицом, исполненным небесной добротой.
Тебя жалеть я не могу, не смею:
Ты для меня - по-прежнему Велик!
Перед тобой, мой Царь, я вновь благоговею,
И больно мне глядеть на Твой Державный Лик.
Слепой народ, обманутый лжецами,
За чистоту души Твоей святой,
Тебя клеймил постыдными словами
И казни требовал, над кем же... над Тобой!
Не так ли пал и Царь коварной Иудеи,
Мессия истины, народная мечта,
И Бога своего преступные евреи
Распяли на доске позорного Креста.
И Царь был осужден на пытки рабской казни,
Над Божеством глумился весь народ,
И люди-изверги убили без боязни
Того, Кто создал мир, моря и небосвод.
Но, победив в аду немые силы гроба,
Воскрес Господь и всем явился вновь;
Побеждена врагов чудовищная злоба,
И козни зла рассеяла Любовь...
Я верю в день священного возмездья!
Клятвопреступники, вас кара неба ждет!
Вас уличат в предательстве созвездья,
Над вами Солнце правды не взойдет;
И камни возопят от вашего злодейства,
Вас грозно обличит правдивая судьба
За низость ваших чувств, за гнусность фарисейства,
За клеветы восставшего раба...
Еще недавно так, пред Ним склоняя выи,
Клялися вы Его до гроба защищать
И за Царя-Вождя, Хозяина России,
Вы обещали жизнь безропотно отдать.
И что же!  где слова?  где громкие обеты?
Где клятвы верности, присущие войскам?
Где ваших прадедов священные заветы?
А Он, обманутый, Он твердо верил вам!
Он, ваш исконный Царь, смиреньем благородный,
В своей душе Он мог-ли помышлять,
Что вы готовитесь изменой всенародной
России честь навеки запятнать!
Предатели, рожденные рабами,
Свобода лживая не даст покоя вам.
Зальете вы страну кровавыми ручьями,
И пламя пробежит по вашим городам.
Не будет мира вам в блудилище разврата,
Не будет клеветам и зависти конца;
Восстанет буйный брат на страждущего брата,
И мечь поднимет сын на старого отца...
Пройдут века; но подлости народной
С страниц Истории не вычеркнут года:
Отказ Царя, прямой и благородный,
Пощечиной вам будет навсегда!

 
г. Орел, 1917 г. С. БЕХТЕЕВ

+++

Молитва
Посвящается Их Императорским Высочествам Великим Княжнам Ольге Николаевне  и Татьяне Николаевне   

Пошли нам, Господи, терпенье,
В годину буйных, мрачных дней,
Сносить народное гоненье
И пытки наших палачей.
 
Дай крепость нам, о Боже правый,
Злодейства ближнего прощать
И крест тяжелый и кровавый
С Твоею кротостью встречать.
 
И в дни мятежного волненья,
Когда ограбят нас враги,
Терпеть позор и униженья
Христос, Спаситель, помоги!
 
Владыка мира, Бог вселенной!
Благослови молитвой нас
И дай покой душе смиренной,
В невыносимый, смертный час...

И, у преддверия могилы,
Вдохни в уста Твоих рабов
Нечеловеческие силы
Молится кротко за врагов!

г. Елец, Октябрь 1917 г. С. БЕХТЕЕВ

0

23

Пусть, как вампир,
душа выпьет все соки тела,
Пусть набрякнет она
гроздьями грома-гнева!
С нами Невский, Донской
с нами предки - герои,
С нами Сергий святой,
с нами наше былое!
С нами Сталин родной,
с нами Матросов и Зоя,
Если ты русский -  в бой! 
Россия ждёт твою волю!!!

Александр ХАРЧИКОВ

0

24

Как точно написано!

стихотворение

Мне говорят (уж эти богословы!) -
Господь один, да разные пути.
Пора забыть оплошности былого,
И вместе ко спасению идти.

Даёшь любовь! Да здравствует терпимость!
Никто не прав! Никто не виноват!
Вне всяких вер над всеми Божья Милость!
Всё хорошо, и Ангел бесу брат!

Несутся отовсюду кривотолки,
Кто, дескать, может Истину объять?
Мол, зеркало разбилось на осколки,
И наша цель - всё заново собрать!

Лукавый люд! Почто блукать словами?
(Да сгинут Православия врази!)
Ведь зеркало, составленное вами,
Обезобразит, но не отразит.

О, древней башни новые прорабы,
Кому на пользу вавилонский лад?
Я и гроша за истину не дал бы,
Которую сплели из полуправд!

Неслыханное прежде ослепленье,
Подмен или измен угарный дым:
Величить отступленье просвещеньем,
Гордиться отступлением своим!

Охальники родимого порога,
Доколе околесицу пороть?
Да, Бог один. Откуда ж истин много?
Или уже не Истина - Господь?

А тьме и Свету - не соединиться!
Не прогадай, благовеститель лжи.
Коль издыхал у собственной пшеницы,
Спасёшься ли у сорняков чужих?

О, сеющие пагубное семя!
Не за горами воздаянья час!
Что широта, возлюбленная всеми?
Бог уготовал узкий путь для нас.

Экуменизм - постылая блудница!
Она душой о чадах не болит.
И дом её со срамом разорится
Погаными, с кем пред детьми блудит.

О, кривовер! Не сам ли раздвоился,
Головушкой вертя по сторонам?
Иль позабыл? - Христос не разделился,
И вера благодатная - одна!

Молись, народ, о Чистоте радея,
От Храма Божьего не отврати лица.
Не отпадай, внимая блудодеям,
Но стой за Православье до конца!

иеромонах Роман
12 августа 1996. Скит Ветрово

0

25

*   *   *
«Жаль, что не увижу урожая», -
Он подумал, мимо иван-чая
волоча на гору грубый крест,
срубленный вчера из кипариса.
Тучей гнус над головой роился,
норовя на ссадины осесть.
Вот и тень, хотя и небольшая.
Пот со лба струился, превращая
кожу во ржетлеемую жесть.

Стражник, что похож на Диониса,
флягу протянул - и устыдился
слабости невысказанной Он.
- Что за привилегия такая? -
под ребро тупым копьем толкая,
прохрипел другой центурион.
А толпа по полю, словно стадо,
ринулась, горланя: - Так и надо! –
ревом приглушая чей-то стон.

«Стало быть, кого-то раздавили», -
Он подумал, глядя на раввинов,
на Него взиравших свысока.
- Что нам нужно ждать из Галилеи?
Только зло! - плевались иудеи,
попадая на свои шелка.
- Был уже один бунтарь-Креститель,
а теперь - какой-то Искупитель!
И посмел во храмах изрекать

якобы дарованную свыше
истину. Да кто Его услышал? -
мытари, блудницы, разный сброд.
Все они к Нему валили валом,
потому что в притчах призывал Он
к неповиновению народ!
Вот за это, праведные братья,
на Свое позорное распятье
Назарей сегодня предстает.

Скоро, скоро сбудется судбище!
Наконец, обрящет Он, что ищет –
вольнодарный трехметровый крест.
Он успел подумать: «Только прежде
кинут жребий о Моей одежде», -
и услышал пение небес.
-----
- Эй, кого повесили на брусе?
- Говорят, пророка Иисуса.
- А за что? - За то, что в князи лез!

- Что-то не слыхал об Иисусе, -
курицу прожевывал со вкусом
бородатый, тучный иудей.
А торговец ладаном из Тарса
преданно поддакнуть постарался,
не имея собственных идей.
...И была суббота. День весенний.
О животворящем Воскресенье
понеслась молва среди людей.

Данность

Человек и скорбь - неразделимы.
Эту данность подтвердил Господь
и когда лепил птенцов из глины,
и когда под плеть подставил плоть.

От момента встречи с Иоанном
до последней крестной муки вплоть
всей земною жизнью неустанно
эту данность подтверждал Господь.

Где же уши, что должны бы слышать?
Где глаза, что видеть бы могли
истину, дарованную свыше
тем, кого назвал Он - соль земли?

Ну, а соль не сделается сладкой,
даже если в пудру измолоть.
Жизнь без соли прожита украдкой –
эту данность изрекал Господь.

Человек во скорби - присносущий,
без нее - отрезанный ломоть.
Потому-то страждущим и ждущим
эту данность жалует Господь.

*   *   *

Душа блуждает без поводыря –
так пробуди уснувшую духовность!
И праведную плеть благодаря,
почувствуй неизбывную верховность
Спасителя, воскресшего в тебе.
И с покаянным мироощущеньем
проси, проси, за все проси прощенье:
что жил и в похвальбе, и по алчбе,
что позволял о святости злословить
и тут же бегал каяться скорей
в пречистый храм, а ноющую совесть
с упреками упек за семь морей.
А совесть оказалась посильнее
всей груды вожделений записных,
ты не запил, не растворился в них –
и благодать в тебя войти сумеет.
И радость безвозмездно раздаря,
накапливай духовность, а не рубль...
 
…Душа блуждала без поводыря,
пока Господь ее не приголубил.

*   *   *
За окном - российская глубинка
прячет глубже в самое себя
все еще заметную тропинку,
втиснутую в заросли репья.

Возле речки старая церковка
приютила солнце в куполах,
а у входа странница неловко
с ног своих отряхивает прах,

чтоб войти очищенной под своды.
До земли поклоны бьет и бьет,
только люд честной глаза отводит
от нее, стоящей у ворот.

Все свои земные прегрешенья
принесла ко Господу она,
даже у меня прося прощенье...
А за что?
Распятая страна
до терновой сузилась тропинки
в ожиданье Страшного Суда,
Сохрани, российская глубинка,
странницу, пришедшую сюда.

Ей помочь не может ни столица,
ни посулы блеющих козлищ —
дай твоей святей воды напиться,
хоть немного облегчая жизнь.

За окном - российская глубинка
от Курил до брянских Перелаз
все еще заметную тропинку
протянула каждому из нас.

*   *   *

Спасибо, Господи, за то,
что обо мне не забываешь
И всякий раз меня караешь,
напоминая, кто есть кто.
Спасибо, Господи, за то.

Иначе выжить я б не смог
и надломился под грехами.
Спасибо, Боже, что Ты - Бог,
и говоришь со мной стихами.
Иначе выжить я б не смог.

Спасибо, Господи, Тебе,
что ощущаю каждый день я
Твое терпенье и прощенье
по отношению к себе.

Спасибо, Господи, Тебе.

Отредактировано ruГриша (2008-08-31 23:44:50)

+1

26

Да разве святость - влезть при жизни в святцы?
В себя не верить - всё-таки святей.
Талантлив, кто не трусит ужасаться
мучительной бездарности своей.

Неверие в себя необходимо,
необходимы нам тиски тоски,
чтоб тёмной ночью небо к нам входило
и обдирало звёздами виски,

чтоб вваливались в комнату трамваи,
колёсами проехав по лицу,
чтобы верёвка, страшная, живая,
в окно влетев, плясала на лету.

Необходим любой паршивый призрак
в лохмотьях напрокатных игровых,
а если даже призраки капризны, -
ей-богу, не капризнее живых.

Необходим среди болтливой скуки
смертельный страх произносить слова,
и страх побриться - будто бы сквозь скулы
уже растёт могильная трава.

Необходимо бредить неулёжно,
проваливаться, прыгать в пустоту,
Наверно, лишь отчаявшись, возможно
с эпохой говорить начистоту.

Необходимо, бросив закорюки,
взорвать себя и ползать при смешках,
вновь собирая собственные руки
из пальцев, закатившихся под шкаф.

Необходима трусость быть жестоким
и соблюденье маленьких пощад,
когда при шаге к целям лжевысоким
раздавленные звёзды запищат.

Необходимо с голодом изгоя
до косточек обгладывать глагол.
Лишь тот, кто по характеру - из голи,
перед брезгливой вечностью не гол.

А если ты из грязи да и в князи,
раскняжь себя и сам сообрази,
насколько раньше меньше было грязи,
когда ты в настоящей был грязи.

Какая низость - самоуваженье...
Создатель поднимает до высот
лишь тех, кого при крошечном движенье
ознобом неуверенность трясёт.

Уж лучше вскрыть ножом консервным вены,
лечь забулдыгой в сквере на скамью,
чем докатиться до комфорта веры
в особую значительность свою.

Благословен художник сумасбродный,
свою скульптуру с маху раздробя,
голодный и холодный, - но свободный
от веры унизительной в себя.
   А.Ахматова

0

27

Любовь к жизни

Рыбой бьюсь в пучине дней,
Жизнь во всем виня -
Я ее люблю сильней,
Чем она меня!

Лев Красоткин

0

28

Памяти преподобного Серафима Саровского

Вот он, блаженный пустынник, взыскующий
Века грядущего благ неземных!
Вот он, в скорбях, как мы в счастье, ликующий,
Душу отдать за других!..
Тихо тропинкой лесной пробирается
В кожаной мантии, в лычных лаптях;
Крест на груди его медный качается,
Сумка с песком у него на плечах.
Вьется Саровка излучистой впадиной,
Сосен столетних красуется строй;
И, на ходу подпираясь рогатиной,
Движется Старец неспешной стопой.
Телом согбенный, с душою смиренною,
В пустыньку он помолиться бредет;
Но, и молитву творя сокровенную,
Он для трудов свой топорик несет.
Белый на нем балахон; серебристые
Шапочкой ветхой прикрыв волоса,
Вглубь себя он устремляет лучистые,
Полные ласки душевной глаза...
Силою он одарен благодатною;
Чуткой душой прозревает он вдаль,
Видит он язвы людские, невнятные
Слышит он вопли,— и всех ему жаль...
Он и утешить готов безутешного,
Слабое детство от смерти спасти,
Или к сиянию света нездешнего
Грешную душу мольбой привести.
Всем изнемогшим в огне испытания
«Радость моя! — он твердит.— Не скорби,
Бури душевные, грозы страдания,
Господа ради, с улыбкой терпи!..»
С плачущим плакать он рад; унывающих
Нежно ободрить, их дух подкрепить;
Всех же Господень Завет забывающих
Учит он ближних, как братьев, любить.
Учит искать он богатство нетленное,
Чтоб не владела душой суета,—
Ибо все мира сокровище бренное
Нашей душе не заменит Христа!..
1903 Лидия Кологривова

+++

Саровская пустынь
Под сенью вековой дубравы
Струей студеной бьет родник; —
Покинув рано мир лукавый,
Отшельник келью здесь воздвиг.
В дни зноя, стуж и непогоды,
Трудясь в обители своей,
Провел суровой жизни годы,
Вдали от света и страстей.
Когда спускались ночи тени
В густых развесистых лесах,
Он становился на колени,
С молитвой кроткой на устах.
Цветов и трав лилось дыханье
Благоуханною струей,
Ключа сребристого журчанье
Молитве вторило святой.
* * * Прошли года — почил отшельник,
Но где бежит его родник,
Где высоко темнеет ельник,
В бору дремучем храм возник.
И там, где птицы громко пели,
Немолчно славя небеса,
В созвучье стройном зазвенели
Церковных певчих голоса.
Где звезд мерцали мириады,
И месяц свет свой бледный лил,
Сияют яркие лампады,
Сверкает блеск паникадил.
Где в легком ветра дуновенье
Струился запах смоляной,
Клубятся ладана куренья
Туманно-сизою волной.
Там, где смиренно он молился,
И где восстал святой алтарь,
Главой державною склонился
Среди народа Русский Царь.
18 июля 1908 г. Василий Платонов

+++

19 июля 1903 года
(Памяти святого Серафима Саровского)
Русь! За молитвы взыскал тебя Бог,
Светлой надежды твоей не отринул,
В век испытаний, сомнений, тревог
Твердый в страданьях народ не покинул.
Старец великий, отец Серафим,
С Господом в славе превечной сияет,
Ангелы Божьи, архангелы с ним,
Клир серафимов его прославляет.
Андрей Белый

0

29

Видение Дивеевской старицы
Зима лихолетья 1917 года
Зимняя ночь и трескучий мороз на дворе,
Ели и сосны безмолвно стоят в серебре.
Тихо, безлюдно, ни звука не слышно кругом,
Бор вековой позабылся таинственным сном.
В сизом тумане над белой поляной одна
Робко, как призрак, скользит золотая луна,
Блещет огнями на рыхлых алмазных снегах,
Ярко играя на скитских червонных крестах.
Мирно обитель в сугробах навеянных спит,
Только вдали огонек одинокий блестит.
В келье сосновой, окутанной трепетной мглой,
Жарко лампада горит пред иконой святой.
Пламя, мерцая, то гаснет, то, вспыхнув, дрожит,
Старица Ксенья на образ с любовью глядит.
Катятся слезы из стареньких, слепеньких глаз,
Шепчут уста: «О Господь, заступись Ты за нас!
Гибнет Россия, крамола по Царству растет,
Мутит нечистый простой православный народ.
Кровь обагрила родные леса и поля,
Плачет и стонет кормилица наша земля.
Сжалься, Спаситель, над темной, безумной страной:
Души смири, распаленные долгой войной.
Русь Православная гибнет, на радость врагам,
Сжалься, Господь, не карай нас по нашим грехам.
Боже Великий, создавший и твердь и моря,
К нам снизойди и верни нам родного Царя!..»
Зимняя ночь и трескучий мороз на дворе,
Ели и сосны безмолвно стоят в серебре.
Тихо, безлюдно, ни звука не слышно кругом,
Бор вековой позабылся таинственным сном.
Жарко лампада горит пред иконой святой.
Старица смотрит — и видит Христа пред собой:
Скорбные очи с любовью глядят на нее,
Словно хотят успокоить, утешить ее,
Нежно сказать: «Не печалься, убогая дщерь,
Духом не падай, надейся, молися и верь».
Робко лампада, мерцая во мраке, горит,
Старица скорбно во мглу, в безнадежность глядит.
Смотрит — и видит, молитву честную творя,
Рядом с Христом — самого страстотерпца-Царя.
Лик его скорбен, печаль на державном лице,
Вместо короны стоит он в терновом венце,
Капли кровавые тихо спадают с чела,
Дума глубокая в складках бровей залегла.
Смотрит отшельница, смотрит, и чудится ей —
В облик единый сливаются в бездне теней
Образ Господень и образ страдальца-Царя...
Молится Ксенья, смиренною верой горя:
«Боже Великий, Единый, Безгрешный, Святой,
Сущность виденья рабе бесталанной открой,
Ум просветли, чтоб могла я душою понять
Воли Твоей недоступную мне благодать!..»
Зимняя ночь и трескучий мороз на дворе,
Ели и сосны безмолвно стоят в серебре.
Тихо, безлюдно, ни звука не слышно кругом,
Бор вековой позабылся таинственным сном.
Жарко лампада пред образом Спаса горит,
Старица Ксенья во мглу, в беспредельность глядит.
Видит она — лучезарный, нездешний чертог,
В храмине стол установлен, стоит поперек:
Яства и чаши для званых рядами стоят,
Вместе с Исусом Двенадцать за брашной сидят,
И за столом, ближе всех одесную Его,
Видит она Николая, Царя своего.
Кроток и светел его торжествующий лик,
Будто он счастье желанное сердцем постиг,
Будто открылись его светозарным очам
Тайны, незримые нашим греховным глазам.
Блещет в алмазах его драгоценный венец,
С плеч ниспадает порфиры червленый багрец,
Светел, как солнце, державный, ликующий взор,
Ясен, безбрежен, как неба лазурный простор.
Падают слезы из стареньких, слепеньких глаз:
«Батюшка-Царь, помолись ты, кормилец, за нас!» —
Шепчет старушка, и тихо разверзлись уста,
Слышится слово, заветное слово Христа:
«Дщерь, не печалься. Царя твоего возлюбя,
Первым поставлю Я в Царстве святых у Себя!»
Зимняя ночь и трескучий мороз на дворе,
Ели и сосны безмолвно стоят в серебре.
Тихо, безлюдно, ни звука не слышно кругом,
Бор вековой позабылся таинственным сном.
25 ноября 1922 г.

0

30

Стих В.Высоцкого про евреев:

Антисемиты
Зачем мне считаться шпаной и бандитом -
Не лучше ль податься мне в антисемиты:
На их стороне хоть и нету законов,-
Поддержка и энтузиазм миллионов.

Решил я - и, значит, кому-то быть битым,
Но надо ж узнать, кто такие семиты,-
А вдруг это очень приличные люди,
А вдруг из-за них мне чего-нибудь будет!

Но друг и учитель - алкаш в бакалее -
Сказал, что семиты - простые евреи.
Да это ж такое везение, братцы,-
Теперь я спокоен - чего мне бояться!

Я долго крепился, ведь благоговейно
Всегда относился к Альберту Эйнштейну.
Народ мне простит, но спрошу я невольно:
Куда отнести мне Абрама Линкольна?

Средь них - пострадавший от Сталина Каплер,
Средь них - уважаемый мной Чарли Чаплин,
Мой друг Рабинович и жертвы фашизма,
И даже основоположник марксизма.

Но тот же алкаш мне сказал после дельца,
Что пьют они кровь христианских младенцев;
И как-то в пивной мне ребята сказали,
Что очень давно они Бога распяли!

Им кровушки надо - они по запарке
Замучили, гады, слона в зоопарке!
Украли, я знаю, они у народа
Весь хлеб урожая минувшего года!

По Курской, Казанской железной дороге
Построили дачи - живут там как боги...
На все я готов - на разбой и насилье,-
И бью я жидов - и спасаю Россию!

0


Вы здесь » Православный форум о жизни. » Православие » Православные стихи